Category Archives: АРХИТЕКТУРА

Е=3


1

I ¦" ! 1 1 1 1

1

1 1

1 !

1 1

!

1

! 1

I

1 1

1 1

1

5 г

В

I | I

Ы

ПТТт

3"

I 1: • 1. . 1.

I N!

1 Н 1

1 II ь

! II 1

1 Н 1

1 НИ 1! 1

1 II 1

I м 11 п ; 1 ггт

1 1:! 1

-4-

3

¦ одноэтажных: многоэтажных 425

Рис. 24.6. Варианты горизонтальной разрезки стен производственных зданий: а — 1,2 — при ленточном и сплошном остеклении; 3,4,5 — при отдельных проемах; б — :

Шага до 18 м размеры принимают кратно модулям 15М и 30, свыше 18 м — 30М и 60М; для высоты этажа до 3,6 м — кратно модулю ЗМ, свыше 3,6 м — кратно модулям ЗМ и 6М.

Унификация в своем развитии последовательно прошла несколько этапов. Внача­ле, в 50-х годах, она проводилась внутри отдельных отраслей промышленности (отрас­левая унификация). Затем, в 60-х гг., были разработаны габаритные схемы зданий межо­траслевого назначения (межотраслевая унификация). В последующие десятилетия ве­лись работы по межвидовой унификации, предполагавшей создание габаритных схем и конструктивных решений, общих для зданий различного назначения (например, промы­шленных и общественных).

Итогом разработки явился каталог унифицированных типовых строительных конструкций и изделий 1.020 — 1, применимых для возведения различных видов зданий, в т. ч., многоэтажных.

Соответственно, унификация осуществлялась в направлении от простого к более сложному и прошла линейную, пространственную и объемную стадии.

На первой стадии (линейной) были унифицированы пролеты, высоты зданий, шаг колонн, нагрузки на конструкции, а также грузоподъемность мостовых кранов. На стадии пространственной унификации осуществлялось обоснованное сокращение чис­ла сочетаний параметров по высотам и сетке колонн. В результате, были получены уни­фицированные объемно-планировочные элементы, из которых можно было создать множество разнообразных схем производственных зданий для разных отраслей промы­шленности. Разработаны различные варианты таких элементов: с подвесными и опор­ными мостовыми кранами, с верхним светом и без него, с внутренним и наружным от­водом воды с кровли.

Следует пояснить, что о&ьемно-планировочный элемент (пространственная ячейка) представляет собой часть здания с размерами, равными высоте этажа, пролету и шагу колонн. Его горизонтальная проекция называется планировочным элементом (планировочной ячейкой).

В проекте положение отдельных опор (колонн) фиксируется продольными и по­перечными координационными осями. Расстояние между осями колонн в направлении, соответствующем основной несущей конструкции перекрытия(покрытия) здания, назы­вают пролетом. Расстояние между координационными осями колонн в направлении, перпендикулярном пролету, называют шагом. Таким образом, здание характеризуется длиной, шириной, высотой, размерами пролета и шага колонн. Расположение в плане координационных осей определяет сетку колонн, обозначаемую как произведение про­лета на шаг: 6×6; 1×6; 36×12 м и т. д. Высота этажа промышленного здания определяет­ся расстоянием от уровня чистого пола до низа основной конструкции перекрытия на опоре (балки, фермы) — в одноэтажном здании и до пола вышележащего этажа — в мно­гоэтажном.

Устанавливаемые в проекте сетки колонн и высоты должны отвечать требовани­ям технологического процесса и являются одними из главных планировочных парамет­ров производственного здания.

Сетка колонн формирует планировочную структуру здания. Выделяются следую­щие типы производственных зданий: пролетные, ячейковые, зальные; одноэтажные, многоэтажные, двухэтажные. В отдельную группу можно выделить здания павильонно­го типа, которые широко используются для химических производств. Внутри павильона, для размещения технологического оборудования, устанавливаются сборно-разборные этажерки, конструктивно не связанные с каркасом павильона. Павильоны проектируют 426 отапливаемыми и неотапливаемыми, одно — и двухпролетными, высотой 10,8 — 14,4 м, пролетом 18,24,30 м и шагом колонн крайних рядов 6 м. Этажерка проектируется с сет­кой опор, в основном, 6×6 м (рис. 24.9).

Здания с пролетной структурой используются для размещения производств с по­стоянным направлением технологического процесса, что обусловило их оборудование соответствующими подъемно-транспортными механизмами — мостовыми и подвесными кранами. Производственные здания могут быть одно — и многопролетными. Пролеты проектируют размерами, кратными укрупненному модулю 15М: 9; 10,5; 12; 13,5; 15; 16,5; 18; 21; 24; 27; 30 м. Шаги колонн принимают размерами 6; 7,5; 9; 10,5; 12; 13,5; 15; 16,5; 18 м.

Высоты этажей принимают от 3 до 18 м с градацией, кратной ЗМ. Высота одно­этажных зданий(измеряется от пола до низа горизонтальных несущих конструкций на опоре) должна быть не менее 3 м. Высота этажа многоэтажных зданий должна быть не менее 3,3 м. Исключение составляют высоты технических этажей. В помещении высо­та от пола до низа выступающих конструкций перекрытия(покрытия) должна быть не менее 2,2 м; высота от пола до низа выступающих частей коммуникаций и оборудова­ния в местах регулярного прохода людей и на путях эвакуации устанавливается не ме­нее 2 м, а в местах нерегулярного прохода людей — не менее 1,8 м.

Пролеты располагают в основном параллельно, Существует и перпендикулярное размещение пролетов, но этого следует избегать в связи с конструктивной сложностью выполнения их примыкания.

Ячейковая структура здания характеризуется квадратной (или близкой к квадра­ту) укрупненной сеткой колонн — 18×12; 18×18; 18×24; 24×24 м и пр. Используется, в ос­новном, напольный транспорт. Такая планировка позволяет размещать в здании техно­логические линии во взаимно перпендикулярных направлениях. Производственное зда­ние приобретает определенную гибкость и универсальность, в нем обеспечивается, при необходимости, беспрепятственная смена оборудования и технологии, модернизация процесса.

Следует отметить, что укрупнение сетки колонн ведет к экономии производст­венной площади (до 9%), повышает эффективность ее использования. Практика показа­ла, что для большинства производств, размещаемых в одноэтажных зданиях, оптималь­ны сетки колонн 18×12 и 24×12 м. При этом, шаг крайних колонн принимается равным 6 м (иногда 12 м), шаг средних колонн — 12 и 18 м.

Для упрощения конструктивного решения одноэтажные промышленные здания проектируют, в основном, с пролетами одного направления, одинаковой ширины и вы­соты. Исключения могут потребовать только технологические условия. При этом, обра­зующиеся в многопролетном здании перепады высот более 1,2 м совмещают с темпера­турными швами, перепады менее 1,2 м не учитывают.

Эффективность и сравнительно низкая стоимость возведения промышленных зданий из индустриальных элементов возможны при условии использования ограничен­ного набора объемно-планировочных и конструктивных элементов для строительства возможно широкого диапазона зданий. Для этого объемно-планировочные и конструк­тивные решения должны быть унифицированы, т. е. созданы оптимальные по своим па­раметрам пространственные элементы и конструктивные решения в ограниченном ко­личестве, которые могут многократно применяться для промышленных зданий с разме­щением различных технологических процессов. На основе унификации проводится ти­пизация строительных конструкций ограниченной номенклатуры.

Применение унифицированных конструкций, объем но-планировочных элемен­тов промышленных зданий предполагает определенные правила размещения конструк­ций относительно координационных осей, т. н. привязки. Правила привязки, т. е. уста­новленные расстояния от оси до грани или геометрической оси поперечного сечения конструктивного элемента позволяют максимально уменьшить (или полностью исклю­чить) количество доборных элементов или дополнительных построечных работ в соеди­нениях и сопряжениях конструкций промздания.

В одноэтажных каркасных зданиях для колонн крайних рядов и наружных стен используют привязку «О» (нулевая привязка) и привязку «250». Это означает, что при нулевой привязке внутренняя грань продольной стены условно совпадает с координаци­онной осью, которая совмещается с наружной гранью колонны. При привязке «250» (в некоторых случаях и более, но кратной 250) наружная грань колонны смещается нару­жу с координационной оси на 250 мм. В торцах здания геометрическая ось несущих ко­лонн смещается с координационной оси внутрь на 500 мм, что позволяет возвести фах­верк торцовой панельной стены.

В местах устройства поперечного температурного шва геометрические оси несу­щих колонн смещают на 500 (для модуля ЗМ принимается 600) мм в обе стороны от оси шва, которую совмещают с поперечной координационной осью. Возможно устройство поперечного температурного шва на двух колоннах, геометрические оси которых совме­щены с двумя поперечными координационными осями, расстояние между которыми принимается 1000 (1200) мм. Для продольного температурного шва или при перепаде высот смежных параллельных пролетов предусматривают два ряда колонн вдоль пар­ных координационных осей, размещаемых на расстоянии 300, 550 (600) и 800 (900) мм. Примеры привязки приведены на рис. 24,7, 24.8.

В соответствии с размерами привязки и с учетом толщины навесных панелей го­ризонтальной разрезки для закрытия зазора между конструкциями применяют стан­дартные доборные элементы — вставки размерами 300, 350, 400, 550, 600, 650, 700, 800, 850, 900, 950 и 1000 мм.

Производственные здания для ряда отраслей промышленности создавались с применением унифицированных типовых секций (УТС) и унифицированных типовых пролетов (УТП). УТС — объемная часть здания, которая состоит из нескольких пролетов одной высоты, выполненная в железобетонных конструкциях, с подъемно-транспорт­ным оборудованием грузоподъемностью до 50 т. Технологический процесс и конструк­тивное решение определяли габариты секции, представляющей собой температурный блок здания, ограниченный продольным и поперечным температурными швами. Напри­мер, для предприятий машиностроения применяют УТС с размерами 144×72 м, состоя­щую по ширине из восьми 18-ти метровых пролетов длиной 72 м, высотой 10,8 м и ос­нащенных мостовыми кранами грузоподъемностью 10-30 т.

На основе блокирования УТС и УТП проектируют здание в соответствии с задан­ными технологическими условиями. В зависимости от способа блокирования, разрабо­таны проектные решения секций, рассчитанных на блокирование: с любой стороны, только вдоль пролетов и пристройку к многопролетным секциям.

Недостатком при использовании УТС и УТП явилось в ряде случаев необосно­ванное значительное увеличение площадей и объемов производственных зданий. По­этому, целесообразней для компоновки зданий применять унифицированные объемно — планировочные элементы требуемых габаритов.

Рис. 24.7. Привязка колонн и стен одноэтажных зданий к координационным осям: а — привязка колонн к средним осям; б, в — то же, колонн и стен к крайним продольным осям; г, д, е — то же, к поперечным осям в торцах зданий и местах поперечных температурных швов; ж, з, и — привязка колонн и вставки в продольных температурных швах зданий с пролетами одинаковой высоты; к, л, м — то же, при перепаде высот параллельных пролетов; н, о — то же, при взаимно перпенди­кулярном примыкании пролетов; п-т — привязка несущих стен к продольным осям; 1 — колонны повышенных пролетов; 2 — колонны пониженных пролетов при их торцовом примыкании к повы­шенным

Следует учесть и решаемые в настоящее время задачи по упорядочению и рекон­струкции сложившихся городских промышленных районов, выводу за пределы города предприятий с большим количеством вредных выбросов.

Решению проблемы занятости образовавшихся свободных трудовых ресурсов в малых и средних городах, в сельской местности способствует создание предприятий не­большой производственной мощности, сравнительно небольших строительных объе­мов и производственных площадей. Применение стандартных унифицированных сек­ций в этих случаях также ограничено.

Современное производство характеризуется проведением модернизации, посто­янным совершенствованием технологического процесса, поисками новых технологиче­ских решений. При этом возможны изменения направления технологического процесса, перестановка или замена оборудования. Это требует от современного производственно-

429

С

5 сгз

¦о

1

Й-

<1

42

Ь/2

ИЗ

30

\200

О

О

Б

Ж

Юно

А

У?

Ш \ь/г\

Ы

I УОО

И

1 500

ЬА

I

О

О

О

6

Рис. 24.8. Привязка колонн и стен многоэтажных зданий к координационным осям: а — привязка колонн к средним осям; б, в — привязка колонн и стен к крайним продольным осям; г, д — то же, в торцах зданий; е, ж — привязка колонн по линиям поперечных температурных швов

¦От

А.

10,800 7,200

Ч — 1=

А 600

А

13,200

18,000

ШО

X

ЪЕ

Ч

I

Ш

Ш.

Та

В


24000

24000

43000

®

®

Рис. 24.9. Встроенная в здание павильонного типа сборно — разборная этажерка (разрез)

Го здания планировочной универсальности. В одноэтажных зданиях это осуществляет­ся переходом на крупную ячейковую структуру — 12×12; 18×18; 18×24; 24×24; 24×30 (36); 36×36 м. В многоэтажных зданиях — 12×6; 12×12; 18×6 м.

Кроме технологической гибкости, укрупнение сетки колонн повышает эффектив­ность использования производственной площади за счет установки большего числа еди­ниц оборудования и, таким образом, повышается мощность предприятия.

Промежуточное положение между одноэтажными и многоэтажными занимают двухэтажные промышленные здания. Второй этаж решается как пролетная структура по­вышенной высоты с крановым оборудованием. При этом размер пролета может быть ра­вен ширине здания. Двухэтажные здания обладают рядом преимуществ перед одноэтаж­ными. В частности, их использование в машиностроении позволяет сократить площадь застройки предприятия на 30 -40%, строительный объем зданий — до 15%, В двухэтаж­ном здании могут использоваться: мелкая сетка колонн по первому и укрупненная — по второму этажам, а также укрупненные сетки колонн по первому и второму этажам(глав — ный производственный корпус ОАО «Москвич» — соответственно 12×12 м и 24×12 м; главный корпус шерстопрядильной фабрики в г. Невинномысске — 9×6 и 19×6 м).

Многоэтажные производственные здания применяют в производствах с малыми полезными нагрузками на перекрытие, что характерно для предприятий электроники, точного приборостроения, электротехнических, обувных и пр. Направление производ­ственного процесса в многоэтажном здании осуществляется сверху вниз, с использова­нием сил гравитации.

Кроме технологических преимуществ (сокращение расстояния между цехами и пр.) по сравнению с одноэтажным, в многоэтажном здании уменьшаются (в полтора — два раза) эксплуатационные расходы на отопление ввиду сокращения площади наруж­ного ограждения на единицу площади пола, экономится земля. Развитие архитектурной формы по вертикали позволяет улучшить архитектурное решение застройки с учетом градостроительной ситуации.

Недостатками многоэтажного здания можно считать сравнительно сложную сис­тему внутренних транспортных коммуникаций (устройство грузовых, пассажирских лифтов), небольшие размеры сетки колонн, значительную стоимость строительно-мон­тажных работ.

Увеличение ширины многоэтажного здания сокращается периметр наружных стен, стоимость единицы площади. Разработаны проекты зданий шириной 60 и более метров. Требования обеспечения нормируемого для зрительной работы соответствую­щего уровня естественного освещения рабочего пространства ограничивает ширину многоэтажного здания до 24 м. В проектах следует предусмотреть возможность надст­ройки и пристройки многоэтажных промзданий при последующей возможной реконст­рукции.

Многоэтажные и двухэтажные здания находят применение при расширении и ре­конструкции промышленных предприятий.

Глава 25. Несущие конструкции

При строительстве одноэтажных и многоэтажных промышленных зданий в каче­стве несущей принимается, как правило, каркасная система. Каркас позволяет наилуч­шим образом организовать рациональную планировку производственного здания (полу­чить большепролетные пространства, свободные от опор) и наиболее приемлем для вос­приятия значительных динамических и статических нагрузок, которым подвержено промышленное здание в процессе эксплуатации,

В одноэтажном здании несущий остов представляет собой поперечные рамы, со­единенные продольными элементами. Продольные элементы воспринимают горизон­тальные нагрузки (от ветра, от торможения кранов) и обеспечивают устойчивость осто­ва (каркаса) в продольном направлении.

Несущая поперечная рама каркаса составлена из вертикальных элементов — сто­ек, жестко закрепленных в фундаменте и горизонтального элемента — ригеля (балки, фермы), опертого на стойки. К продольным элементам остова относятся: подкрановые, обвязочные и фундаментные балки, несущие конструкции покрытия(в т. ч. подстропиль­ные) и специальные связи (рис. 25.1).

Рис. 25.1. Железобетонный каркас одноэтажного про — мздания: 1 — фундамент; 2 — колонна; 3 — подстропильная ферма; 4 — стропильная фер­ма; 5 — светоаэрационный фонарь; 6 — плита покрытия; 7 — утеплитель по пароизоля — ции; 8 — выравнивающий слой; 9 — кровельный ковер; 10 — воронка внутреннего водостока; 11 — стеновая па­нель; 12 — ленточное остек­ление; 13 — крановый рельс; 14- подкрановая балка; 15- связи; 16 — фундаментная балка; 17- отмостка

Многоэтажные здания сооружают в основном с использованием сборного желе­зобетонного каркаса, главными элементами которого являются колонны, ригели, плиты перекрытия и связи (рис. 25.2). Сборные междуэтажные перекрытия выполняют балоч­ными или безбалочными. Сборные балочные перекрытия нашли применение для 2-5- этажных зданий с нагрузкой на перекрытие от 10 до 30 кПа.

Рис, 25.2, Железобетонный каркас многоэтажного промздания с пере­крытиями балочного типа: 1 — ко­лонна; 2 — ригель; 3 — плита пере­крытия; 4 — вертикальные стальные связи; 5 — фундамент под колон­ну; 6 — фундаментная балка: 7 — подкрановая балка; 8 — несущая конструкция покрытия (балка, фер­ма); 9 — плита покрытия

Перекрытия обеспечивают пространственную работу каркаса в качестве горизон­тальных диафрагм жесткости. Они воспринимают горизонтальное силовое воздействие от ветра и распределяют его между элементами каркаса. Вертикальными связями слу­жат железобетонные продольные и поперечные внутренние стены, лестнично-лифтовые клетки и коммуникационные шахты, а также стальные крестообразные элементы, уста­навливаемые между колоннами.

Наружные стены одно — и многоэтажных зданий выполняются навесными или са­монесущими.

При рассмотрении соотношения относительной стоимости (в % от общей стои­мости строительно-монтажных работ) основных элементов промзданий несущие конст­рукции каркаса составляют для одноэтажных зданий 28% и для многоэтажных 17%, со­ответственно, стены и покрытия — 28% и 24 % (перекрытия 30%), кровля — 11% и 4%.

Конструктивная схема покрытия может выполняться в двух вариантах: с исполь­зованием прогонов (дополнительных элементов) и без прогонов. В первом варианте вдоль здания, по балкам (фермам) укладывают прогоны (в основном, таврового сечения длиной 6 м), на которые опирают плиты сравнительно небольшой длины.

16 — 10507

Во втором, более экономичном, беспрогонном варианте применяют крупнораз­мерные плиты длиной, равной шагу балок (ферм). В строительстве используют два ти­па конструкций плит длиной, равной пролету: плиты П-образного сечения с плоскими скатами, плиты типа 2Т и сводчатая, типа КЖС (рис. 25.3, 25.4). Применение таких эле­ментов позволяет отказаться от балок в покрытии.

2-2

4-4 йТ

45/7

Ж

_

А

1.____________ и__

1-/

5970

Г —————

Г"——- ;

1

5970

30

1то

1——ч5

К«

____ „и______ л…л____

11900

30

/1960

7-7

Л

2980

J за

К

1_1

I ¦ : ‘ I « | " 1 "

I. д1, И Л-Л-11-Л — Л-й -‘и л-и. л.

-900

200

9-9

|—7

Ь—

Ь’

Т

Т.

6-6 1-*- 7

Ь- 9

900

3-8

И.

17970; 23970

>7970; 23970

Л

Рис. 25.3. Крупноразмерные железобетонные плиты покрытия: а — преднапряженные размером 3×6 и 1,5×6 м; б — то же, размером 3×12 м; в — армоцементные двоякой кривизны; г — типа 2Т

Каркасы одноэтажных промышленных зданий выполняют, в основном, из желе­зобетона (преимущественно, сборного), реже — из стали. В отдельных случаях исполь­зуют монолитный железобетон, алюминий, древесину. Каждый из этих материалов об­ладает своими достоинствами и недостатками, поэтому, выбор материала осуществля­ется на основе всесторонней оценки его соответствия комплексу требований к возводи­мому зданию, с учетом его последующей эксплуатации.

Конструкции из железобетона обладают долговечностью, несгораемостью и ма­лой деформативностью; их применение позволяет экономить сталь, не требует больших эксплуатационных затрат. К недостаткам относятся: большая масса, трудоемкость вы­полнения стыковых соединений. Представляет сложность и требует дополнительных затрат выполнение монолитных железобетонных конструкций в зимних условиях.

Снижению массы и повышению несущей способности железобетонных конст­рукций способствует использование высокопрочного бетона и предварительно напря­женной высокопрочной арматуры. Это позволило получить эффективные тонкостенные конструкции, существенно расширить область применения железобетона (рис. 25.5, 25.6, 25.7).

№001 5 ? 2 1——

Рис. 25.4. Конструктивное решение покрытий с применением длинномерных настилов: А — коробчатый настил: а — общий вид покрытия; б — деталь покрытия; 1 — коробчатый настил; 2 — кровля; 3 — утеплитель; 4 — воздушный зазор; 5 — светильник; 6 — канал для вентиляции светильников; 7 — звукопоглощающий потолок; Б — настилы 2Т и КЖС: а, б — общий вид; I — на­стил 2Т; 2 — настил КЖС

Цоирт*

-1600(14000)

18000124000:

85

Йига ||

¦ 1в0М(?4П0Я> —

-1ваоо(мооо>-

Лочка; г — покрытие с диафрагмами в виде стальных ферм: 1 — арочная ферма: 2 — затяжка;

3 — оболочка

436

Все большее применение в строительстве промышленных здании находят легкие несущие и ограждающие конструкции. Легкими называют конструкции, суммарная масса которых, приходящаяся на 1 м2 ограждающей поверхности здания, составляет не более 100-150 кг. К ним относятся конструкции из стали и алюминиевых сплавов, из клееной древесины. Использование легких конструкций ведет к существенному (на 10 — 15%) снижению массы производственных объектов и их стоимости, повышается эф­фективность строительства; стимулируется поиск новых конструктивных решений не­сущих и ограждающих элементов, разработка и внедрение новых эффективных тепло­изоляционных материалов. Расширяется прогрессивный метод строительства зданий (секций) из комплектно поставляемых унифицированных строительных конструкций заводского изготовления — стальных пространственных, решетчатых (перекрестных), рамных и пр. Наряду с этим увеличивается количество зданий из смешанных конструк­ций (колонны — из железобетона, фермы, балки — металлические, из клееной древеси­ны и т. п.).

ГГЛГь Т Г™Р параболоид) /а/ и

Балка; 7- сборная складка; ™Тль ‘ ^ 6"

Стальные конструкции (рис. 25.8) по своим свойствам более предпочтительны перед железобетонными. Они обладают меньшей массой и большей несущей способно­стью, высокой индустриальностью изготовления и сравнительно малой трудоемкостью монтажа, меньших затрат требует их усиление. Недостатками являются: подвержен­ность коррозии и потеря несущей способности при пожаре под действием высоких тем­ператур, хрупкость при низких температурах.

Сравнительные характеристики железобетонного и стального каркасов приведе­ны в табл. 25.1.

3- доборные плиты; 4 — контурные фермы — диафрагмы

\ 13.00 !.

| ?<1,38 ]. !6,001 30,00 \Ц00

Рис, 25.8, Схемы стальных каркасов одноэтажных промзданий; А — однопролетного: а — общий вид; б — покрытие с подстропильной конструкцией; 1 — ферма; 2 — колонна; 3 — подкрановая бал­ка; 4 — ригель; 5,6 — вертикальные связи; 7 — горизонтальные связи покрытия: 8 — фонарь; 9 — связи фонаря; 10 — прогоны; 11 — панель покрытия; Б — многопролетного: а — с легким режи­мом работы; б — то же, с тяжелым; в — с покрытием оболочкой (общий вид и разрезы)

Технико-экономические показатели конструктивного решення 1-этажного здания на 1 м2 производственной площади

Таблица 25.1.

Показатели

Типы каркасов одноэтажных зданий

Железобетонный, с железобетон­ными плитами покрытия

Стальной каркас с железобетонными плитами покрытия

Стальной каркас со стальным штампо­ванным настилом покрытия

Масса конструкций, кг

520,0

372,8

82,7

Расход стали, кг

50,6

69,5

68,5

Трудоемкость изго­товления, чел-ч

3,09

2,69

2,03

Стоимость, %

100

96

71,8

Конструкции из алюминиевых сплавов обладают легкостью и высокой несущей способностью, а также стойкостью против коррозии. Алюминий так же пластичен, как и сталь, менее хрупок при низких температурах, при ударных воздействиях не образу­ется искр. К недостаткам алюминиевых конструкций относят высокий коэффициент температурного расширения, малую огнестойкость (уже при + 300 °С полностью теря­ет прочность), относительную трудоемкость соединения элементов, высокую стои­мость. Экономически выгодно применять алюминиевые сплавы в качестве ограждаю­щих конструкций, а как несущие — в большепролетных конструкциях(для существенно­го уменьшения их собственного веса).

Деревянные конструкции, напротив, обладают низким коэффициентом темпера­турного расширения. Они значительно дешевле железобетонных и стальных. Главное их достоинство — высокая стойкость в химически агрессивных средах, что позволяет их применять в производственных зданиях химических предприятий. Вместе с тем, дере­вянные конструкции подвержены возгоранию, гниению, значительным деформациям под действием нагрузок вследствие разбухания и усушки. Наиболее прогрессивны кле­еные деревянные конструкции, в которых тонкие доски склеиваются синтетическими клеями и пропитываются минеральными солями, что делает их достаточно огнестойки­ми и неувлажняемыми. Наибольшее применение для промышленных зданий нашли де­ревянные балки, перекрывающие пролеты 6 — 12 м и сегментные фермы на пролеты 12 — 24 м. Применяются также клееные деревянные арки и рамы, которыми можно пе­рекрыть пролеты до 48 м.

Конструкции из пластмасс отличаются легкостью, стойкостью к коррозии, инду — стриальностью. Применяются в составе ограждающих конструкций.

Каркасы одноэтажных промышленных зданий массового строительства выпол­няются в основном из железобетона. Стальные конструкции применяют в особых слу­чаях, а именно:

А/ колонны: высотой более 18 м; в зданиях с мостовыми кранами грузоподъем­ностью 50 т и более, независимо от высоты колонн; при тяжелом режиме работы кра­нов; при двухъярусном расположении мостовых кранов; при шаге колонн более 12 м; могут применяться в качестве стоек фахверка; в качестве несущих п ограждающих кон­струкций комплектной поставки; для зданий, возводимых в труднодоступных районах при отсутствии базы производства железобетонных конструкций. 440

Б/ стропильные и подстропильные конструкции: в отапливаемых зданиях с про­летами 30 м и более; в неотапливаемых зданиях с легкой кровлей и подвесными крана­ми грузоподъемностью до 3,2 т с пролетами 12 м и 18 м; в зданиях с пролетами 24 м и более.

Использование в железобетонном каркасе одноэтажного здания линейных эле­ментов, независимых по своему назначению (колонн от ферм, плит покрытия и т. д.) со­здает определенные преимущества как в изготовлении элементов на заводах ЖБИ, так и при монтаже на стройплощадке. Это также позволяет проводить их унификацию и ти­пизацию.

Колонны каркаса опирают на отдельные фундаменты, в основном, стаканного ти­па. В некоторых случаях, — при слабых, просадочных грунтах, — устраивают фундаменты ленточные под ряды колонн или в виде сплошной плиты под все здание.

По способу возведения и конструкции фундаменты разделяют на сборные и мо­нолитные, Сборные фундаменты устраивают из одного блока, состоящего из подколон — ника со стаканом или из блока(подколонника) и плиты. Блоки выполняют высотой 1,5; 1,8 — 4,2 м с градацией через 0,3 м, подколонники имеют размеры в плане 0,9×0,9… 1,2×2,7 м с градацией через 0,3 м. Размеры стакана соотнесены с размерами поперечного сечения и глубиной заделки колонн. При этом, размеры стакана в плане по­верху на 150 мм и понизу на 100 мм превышают размеры сечения колонн, а его глубина составляет 800, 900, 950 и 1250 мм. При установке колонн зазор заполняется бетоном, что обеспечивает жесткое соединение фундамента с колонной.

Элементы сборного фундамента укладываются на растворе и скрепляются друг с другом сваркой стальных закладных деталей.

В случаях, когда масса сборных элементов фундамента превышает грузоподъем­ность транспортных и монтажных средств, он сооружается из нескольких блоков и плит. При устройстве температурных швов на один фундаментный блок могут опирать­ся от двух до четырех колонн. Одноблочные фундаменты заводского изготовления име­ют массу до 12 т. Тяжелые фундаменты массой до 22 т обычно изготавливают монолит­ными непосредственно на стройплощадке.

Подошва блока фундамента имеет в плане квадратную или прямоугольную фор­му размерами от 1,5х i,5 м до 6,6×7,2 м с градацией 0,3 м. Площадь подошвы фундамен­та определяется расчетом и зависит от величины передаваемой нагрузки и несущей спо­собности грунта основания.

Сборные фундаменты требуют большого расхода бетона и стали. В целях сниже­ния этих расходов применяют сборные облегченные ребристые и пустотелые фундамен­ты. Широко применяются свайные фундаменты с монолитным или сборным роствер­ком, который используется и как подколонник.

Самонесущие стены промышленного здания опираются на фундаментные балки, которые устанавливают между подколонниками на специальные бетонные столбики се­чением 300 х 600 мм. Фундаментные балки имеют высоту 450 мм для шага колонн 6м и 600 мм для шага 12 м. Поперечное сечение фундаментных балок бывает тавровым, прямоугольным и трапециевидным. Наибольшее распространение получили балки тав­рового сечения как более экономичные по расходу бетона и стали. Ширина балки повер­ху принимается 260, 300, 400 и 520 мм, исходя из толщины панелей наружных стен. Чтобы исключить возможную деформацию фундаментной балки под действием пучн — нистых грунтов балку на всю длину с боков и снизу засыпают шлаком. Эта мера также предохраняет пол от промерзания вдоль наружных стен.

Рис. 25,9. Схема многоэтажного здания с безбалочным каркасом: а — поперечный разрез; б — план междуэтажного перекрытия; в — соединение капители с колонной; г — соединение надколонных плит с капителью; д — соединение пролетной плиты с надколонной; 1 — колонна; 2 — капитель; 3 — налколонная плита; 4 — пролетная плита; 5 — металлические стержни; 6 — замоноличивание бе­тоном; 7 — закладные детали; 8 — выпуски арматуры из плит

Для одноэтажных зданий используют унифицированные колонны сплошного прямоугольного сечения высотой от 3,0 до 14,4 м бесконсольные (для зданий без мосто­вых кранов и с подвесными кранами), высотой от 8,4 до 14,4 м с консолями (для здании с мостовыми кранами) а также двухветвевые высотой 15,6 — 18,0 м для зданий с опор­ными, подвесными кранами и бескрановых.

Подкрановые балки устанавливают в зданиях (пролетах) с опорными кранами для крепления к ним крановых рельсов. Они жестко крепятся (болтами и сваркой за­кладных деталей) к колоннам и обеспечивают пространственную жесткость здания в продольном направлении. Подкрановые балки выполняются из металла и железобетона. Последние имеют ограниченное применение, — при шаге колонн 6 и 12 м и грузоподъ­емности мостовых кранов до 30 т.

Каркас многоэтажного здания должен обладать долговечностью, прочностью, ус­тойчивостью, огнестойкостью. Этим требованиям отвечает железобетон, из которого и выполняют каркасы большинства промышленных многоэтажных зданий. Стальной кар­кас применяется при больших нагрузках, при динамических воздействиях от работы оборудования, при строительстве в труднодоступных районах; каркас требует защиты от воздействия огня жаропрочной футеровкой, обкладкой кирпичом.

Для производственных зданий с небольшой нагрузкой на перекрытия (до 145 кН/м) и вспомогательных зданий(бытовых, административных, лабораторных, кон­структорских бюро и т. п.) используется связевой каркас межвидового назначения. Кар­кас имеет сетку колонн 6×6, (6+3+6) х 6 и (9+3+9)х6 м; высоты этажей от 3,6 до 7,2 м. Разработаны единые унифицированные элементы — колонны, плиты междуэтажных пе­рекрытий, лестницы, стеновые панели.

Колонны многоэтажных зданий по типу разделяют на крайние и средние, высо­той в два этажа. Для зданий с нерегулярными, разными по высоте этажами разработана дополнительная номенклатура колонн — на один этаж, которые можно применить начи­ная с третьего этажа. При этом стыки колонн размещают на 600 — 1000 мм выше уров­ня перекрытия, что делает более удобным их выполнение. Сечение колонн 400×400 мм и 400×600 мм, плиты перекрытий плоские с пустотами высотой 220 мм и ребристые вы­сотой 400 мм, шириной 1,0; 1,5 и 3,0 м (основные) и 750 мм (доборные). Ригели — пря­моугольного и таврового сечения с полками понизу, соответственно, высотой 800 мм и 450 и 600 мм.

Балки железобетонные стропильные принимают: таврового сечения для пролета 6 м, двутаврового сечения для пролетов 9, 12, 18 и 24 м, а также подстропильные балки пролетом 12 м. Фермы используют для пролетов 24 м. Плиты покрытий ребристые пло­ские имеют размеры 3×6 м и 3×12 м.

Безбалочный каркас состоит из колонн высотой на один этаж сечением 400×400 и 500×500 мм с квадратными капителями с размерами 2,7×2,7 м; 1,95 х 2,7 м и высотой 600 мм, а также пролетных надколонных плит с размерами 3,1×3,54×0,18 м; 2,15×3,54×0,18 м и 3,08×3,08×0,15 м. Капители опираются на четырехсторонние консо­ли колонн и крепятся к ним сварными соединениями. Пролетные плиты укладывают на капители или консоли колонн и также крепят сваркой стальных элементов с последую­щим замоноличиванием швов бетоном. Используются квадратная сетка колонн 6×6м и высоты этажей 4,8 м и 6,0 м (рис. 25.9).

Глава 26. Ограждающие конструкции

Наружные ограждающие конструкции промышленных зданий, — стены и покры­тия, — подвержены сложному комплексу внешних и внутренних воздействий. При этом рассматриваются воздействия, связанные с производственными условиями.

Наружные стены и покрытия должны обладать прочностью, огнестойкостью, долговечностью, тепло-, гидроизоляцией, противостоять воздействиям агрессивной среды. Вместе с тем, они должны быть индустриальны и экономически эффективны при возведении, обладать эстетическими качествами.

Стены проектируют несущими, самонесущими и навесными, — в зависимости от их статической работы и конструктивной схемы здания. Несущие стеньг воспринимают вертикальные (от собственной массы, от перекрытия и покрытия, от подъемно-транс­портного оборудования) и горизонтальные (от ветра) нагрузки и передают их на фунда­мент. При строительстве производственных зданий несущие стены применяются в весь­ма ограниченном объеме. Их выполняют из кирпича, крупных и мелких блоков и пр.

Самонесущие стены возводят при наличии несущего каркаса. Они воспринима­ют вертикальные нагрузки только от собственной массы, которые передаются на фунда­мент и ветровые воздействия, передающиеся на колонны каркаса. Самонесущие стены выполняют, как правило, из крупных панелей или блоков, реже — из камня.

Навесные стены воспринимают вертикальные нагрузки от собственной массы только в пределах этажа в многоэтажных зданиях или в пределах одного шага ко — лонн(одной панели) в одноэтажных каркасных зданиях, а также горизонтальные ветро­вые воздействия. Все виды воздействий передаются на колонны каркаса через опорные столики или обвязочные балки. Навесные стены выполняют из легких строительных матерналов(легких и ячеистых бетонов, листовых материалов), в виде многослойных панелей с применением эффективного утеплителя.

Характер работы стены наглядно показывает разрезка наружной стены на пане­ли: сплошное и ленточное остекление ненесущих (навесных) стен, в самонесущих и не­сущих стенах имеются несущие простенки для опирания панелей (блоков) — перемычек над проемами (см. рис. 24.6).

Отечественными специалистами разработана межвидовая типовая серия стен для каркасных зданий, включая унифицированные габаритные размеры стеновых панелей, а также их креплений к каркасу. Основные номинальные размеры элементов: однослой­ные панели из легкого и ячеистого бетона навесных и самонесущих стен — длина 3; 6; 9 и 12 м; высота 0,9; 1,2; 1,8 и 2,4 м; толщина 200; 250; 300; 350 и 400 мм. Когда расстоя­ния между несущими колоннами каркаса по осям наружных стен превышает длину сте­новых панелей (как правило, в торцах здания), устанавливается дополнительный каркас (фахверк), предназначенный только для крепления ограждающих конструкций. Фахверк представляет собой систему колонн, ригелей, раскосов, выполненных из железобетона или металла. Элементы фахверковых стен, — особенно торцовых, — воспринимают на­грузку от массы стены и значительные ветровые нагрузки. Колонны фахверка, как и ко­лонны основного каркаса, опираются на собственные фундаменты. Все нагрузки пере­даются на несущий каркас здания.

Для отапливаемых одноэтажных и многоэтажных промышленных зданий приме­няется, главным образом, горизонтальная разрезка панельных стен. Панели самонесу­щих стен крепят к колоннам каркаса с помощью гибких или скользящих связей, не пре­пятствующих осадке стен. В ряде случаев, в самонесущих стенах панели заменяют бло — 444 ками. Легкобетонные блоки изготавливают длиной 3 м; высотой 1,2 и 1,8 м и толщиной 400 мм и 500 мм. Навесные панели крепят к колоннам с помощью опорных столиков (стальных консолей) и крепежных элементов (рис. 26.1, 26.2).

Трехслойные железобетонные панели длиной 6 м состоят из двух внешних слоев из тяжелого бетона класса В20, соединенных стальными связями и теплоизоляционно­го слоя эффективного утеплителя (плитный пенополистирол или жесткие минераловат — ные плиты) толщиной 50 — 150 мм.

Пог-z

По 3-5

Рис. 26.1. Панели для стен отапливаемых зданий: а — трехслойная железобетонная; б — сплошная легкобетонная; в — керамзитобетонная; г — комплексная; 1 — соединительная планка 30×1 Ох 160 мм; 2 — пароизоляпия

1 — стеновая панель; 2 — уголки 125×14 мм; 3 — колонна; 4 — цементный раствор; 5 — скоба из по­лосы 60×16 мм; 6 — упругая прокладка; 7,11 — металлические стержни диаметром 14 мм; 8,9,10 — металлические пластины

Металлические стены существуют двух видов: из трехслойных панелей заводско­го изготовления и послойной сборки, монтируемые на стройплощадке из отдельных ме­таллических листов и плит утеплителя. Цоколи металлических стен выполняются из легкобетонных панелей толщиной, принимаемой по теплотехническому расчету, но не менее 250 мм. Высота цоколя принимается 0,9; 1,2 м от отметки чистого пола.

Трехслойные панели (типа «сэндвич») состоят из внешних профилированных стальных листов толщиной 0,6 мм и среднего теплоизоляционного слоя. В качестве утеплителя используется пенополиуретан или минераловатные плиты. Панели выпуска­ют длиной 2380 — 11380 мм, шириной 988, 1016 и 1040 мм, толщиной 50; 61,8; 80; 81,6 и 100 мм. Панельная стека может иметь как горизонтальную, так и вертикальную раз­резку. При вертикальной разрезке, для крепления панелей на колонны устанавливают продольные дополнительные элементы — ветровые и грузовые ригели. Для заделки сты — 446 ков панелей, мест их примыкания к цоколю, проемам и т. п., а также для устройства тем­пературных швов применяются дополнительные погонажные изделия (рис. 26.3).

Стены полистовой сборки состоят из наружной и внутренней обшивки стальны­ми гофрированными(профилированными) листами с высотой гофра 44 мм, среднего теплоизоляционного слоя и слоя пароизоляции. Для крепления листов используются продольные ригели, которые служат для передачи всех нагрузок от стены на колонны и приколонные стойки (рис. 26.4).

Рис. 26.3. Стена из каркасных металлических панелей: а — общий вид; б — узлы крепления: 1 — грузовой ригель: 2 — ветровой ригель; 3 — металлическая панель; 4 — цокольная железобетон — Е)ая панель: 5 — нащельник; 6 — минераловатный вкладыш; 7 — прокладка из пористой резины; 8 — полиэтиленовая пленка; 9 — минераловатная плита

Достоинством панельных стен является высокий уровень индустриальное™. Их основной элемент — панель — имеет полную заводскую готовность. Основным недостат­ком является наличие большого числа стыков. Конструкция стены полистовой сборки позволяет их избежать. Кроме того, стены полистовой сборки, при использовании в них трудносгораемых или несгораемых утеплителей более надежны в случаях пожара, их можно применять в условиях, когда панельные стены неприемлемы, — для зданий в рай­онах более низких температур наружного воздуха, для производств, сопровождающих­ся высокой влажностью внутреннего воздуха и пр.

Конструкция покрытия большинства промышленных зданий выполняется по беспрогонной схеме, в виде настила из крупноразмерных плит, укладываемых по фер­мам или балкам. В покрытии настил является несущим элементом для всех укладывае­мых на него последующих слоев, включая кровлю. В промышленных зданиях применя-

447

Ются малоуклонные покрытия(с уклоном от 1,5 до 5 %), что позволяет устраивать экономичные кровли с использованием легкоплавких мастик с защитным слоем гравия.

Применяют покрытия из железобе­тонных плоских или ребристых и армопе — нобетонных плит длиной 6 м, а также плит типа КЖС и ТТ размером 3 х 18 м; метал­лические покрытия и покрытия с исполь­зованием асбестоцементных плит.

Металлические покрытия применя­ют трех видов: из трехслойных и двух­слойных панелей, стальные профилиро­ванные настилы послойной сборки. Трех­слойные панели имеют ограниченное при­менение по причине повышенной метал­лоемкости, сложности устройства кровли, использования нетиповых стропильных конструкций. Более предпочтительны двухслойные панели, с металлическим ос­нованием — стальным профилированным листом (с высотой волны 60 или 80 мм), слоем утеплителя (пенополиуретан или фенольный пенопласт) и слоем гидроизо­ляции. Наибольшее распространение по­лучили стальные настилы послойной сборки длиной 3 -12 м (рис. 26.5). Профи­лированный настил из оцинкованной ста­ли укладывают на прогоны и крепят само­нарезающими болтами. Для теплоизоля­ции рекомендуется использовать гидрофо — бизированные минераловатные или стек — ловатные плиты повышенной жесткости. Для гидроизоляции используют рубероид. Разработаны типовые решения покрытия по­слойной сборки для одноэтажных зданий.

Для большинства промышленных зданий используют рулонную кровлю. Вместе с тем, применяют также мастичные кровли и асбестоцементные волнистые листы. Ру­лонные кровли устраивают по слою утеплителя в отапливаемых зданиях или непосред­ственно по настилу покрытия в неотапливаемых. В качестве гидроизоляционных мате­риалов используют рубероид, толь, изол, гидроизол и др. (рис. 26.6).

Ч

Рис, 26.4. Конструкция стен полистовой сбор­ки: 1 — рядовой ригель; 2 — обшивка (стальной лист); 3 — опорная консоль; 4 — уголок обре­шетки; 5 — Z-oбpaзный профиль; 6 — болт; 7 — заклепки с шагом 200 мм; 8 — минераловат­ные плиты; 9 — полиэтиленовая пленка; 10 — бу­мага мешочная; 11 — шпилька скрепления сло­ев минватных плит; 12 — прокладка из бакели — зированной фанеры

Основной гидроизоляционный ковер состоит из нескольких слоев рулонного ма­териала, склеенных между собой битумными или дегтевыми мастиками. Поверхность кровли укрепляют защитным слоем белого гравия, втопленного в битумную мастику или(при значительных уклонах) для верхнего слоя применяют рулон с крупнозернистой или чешуйчатой посыпкой. Количество слоев принимается в зависимости от уклона по­крытия: при уклонах не менее 12% — два слоя, не менее 2,5% — три слоя, не менее 1,5% 448

Рис. 26.5. Покрытия с металлическим профилированным настилом: а — стальной настил; б — алю­миниевый настил; в) — утепленное покрытие со стальным несущим настилом; г) — утепленное по­крытие с алюминиевым несущим и кровельным настилами; 1 — стальной прогон; 2 — пастил; 3 — пароизоляция; 4 — утеплитель; 5 — рулонный ковер; б — защитный слой; 7 — самонарезающий болт; 8 — настил; 9 — нащельник; 10 — деревянный брусок; 11 — приспособление для крепления изо­ляционных прокладок

Рис. 26,6. Основные типы кровельного покрытия промзданий (разрезы): а — д — невентилируемые; ж — частично вентилируемые; е, з — вентилируемые; и — с диффузной прослойкой; 1 — защитный слой; 2 — кровельный ковер; 3 — выравнивающий слой; 4 — железобетонный несущий настил; 5 — металлический лист; 6 — прогон; 7 — утеплитель; 8 — пароизоляция; 9 — металлический про­филированный настил; 10 — легкобетонный настил; 11 — деревянная рейка; 12-каналы (борозды); 13 — перфорированный рубероид

— четыре и более слоев. Объясняется это тем, что при малых уклонах медленнее проис­ходит сток воды и конструкция покрытия должна быть надежно защищена от возмож­ного увлажнения. В наиболее уязвимых для влаги местах(примыкание рулонной кров­ли к парапету и стене в местах перепада высот, на свесах, в температурных швах и пр.) укладывают внахлестку 3-4 дополнительных слоя гидроизоляции. Наибольший уклон для рулонной кровли допускается не более 25%.

Кровля укладывается по цементно-песчаной или асфальтобетонной стяжке. Стяжка по бетону и плитным утеплителям устраивается толщиной 15-25 мм, по сыпу­чим материалам и нежестким плитным утеплителям — с армированием, 25 — 30 мм.

Над некоторыми производственными зданиями, по требованиям технологии, для поддержания постоянного температурно-влажностного режима внутри здания, ус­траивается водонаполненная крыша с плоским покрытием. Для такой кровли устраива­ется надежный многослойный гидроизоляционный ковер с защитным слоем из гравия или шлака.

Край гидроизоляционного ковра скатных покрытий в местах примыкания к вер­тикальным плоскостям(стенам, парапетам) заводится на высоту не менее 250 мм, тща­тельно заделывется в стену и закрывается металлическим фартуком.

Мастичные кровли устраивают с применением битумных, битумно-резиновых и битумно-латексных эмульсий в 2 — 3 слоя. Эти кровли армируют стеклотканями (1-2 прокладки). Число слоев мастики и армирующих прокладок зависит от уклона покры­тия. Мастичные кровли устраивают плоскими, с уклоном до 2,5% (3 слоя и 2 проклад­ки) и скатными, с уклонами более 2,5% (2 слоя и 2 прокладки), но не превышающими 25%. В местах примыкания к выступающим элементам, в коньке, в ендове мастичные кровли усиливают двумя дополнительными слоями мастики с двумя прокладками стек­лоткани. Мастичные кровли выгодно отличаются от рулонных отсутствием швов и про­стотой выполнения.

Водоотвод с плоских и скатных покрытий отапливаемых промышленных зданий устраивают, как правило, внутренний. Водоприемные воронки внутреннего водостока на скатных кровлях размещают в специальных желобах — ендовах. На плоских покрытиях устанавливают не менее одной воронки на каждый ряд колонн. Количество воронок на­значается в зависимости от площади водосбора, которая зависит от типа, уклона кровли и района строительства^ расчет принимается показатель интенсивности дождя продол­жительностью 20 мин). Для скатных кровель эта площадь составляет 600 — 1200 м2, для плоских — 900 — 1800 м2. Расстояние между воронками на скатных кровлях должно быть не более 48 м, на плоских — путь воды не должен превышать расстояние в 150 м.

С покрытий неотапливаемых зданий устраивается, как правило, наружный водо­отвод. При необходимости устройства внутреннего водостока с покрытия неотапливае­мого здания предусматривается специальный обогрев воронок и труб водостока.

Для установки воронок водостока в унифицированных плитах покрытия предус­матриваются специальные отверстия, размещенные из условий привязки центра ворон­ки к продольным координационным осям, равной 450 мм и к поперечным — 500 мм.

В составе ограждающих конструкций следует рассматривать также светопроз — рачные элементы — окна и фонари.

Окна применяют с переплетами (деревянными, стальными, алюминиевыми, ме — таллопластмассовыми, деревоалюминиевыми) и беспереплетные (из профильного стек­ла, стеклоблоков).

Переплеты заполняются листовым стеклом или стеклопакетами.

Номенклатура унифицированных изделий включает переплеты с одинарным, двойным и тройным остеклением.

Окна подразделяются на открывающиеся (внутрь или наружу) и глухие. Откры­вающиеся створки бывают с вертикальной и с горизонтальной осью навески, верхне-, нижне — и среднеподвесными (рис. 26.8). На чертежах направление открывания и ось на­вески обозначают линиями: сплошными (открывание наружу) и пунктирными(открыва — ние внутрь).

Деревянные оконные переплеты применяются в производственных и вспомога­тельных зданиях, в помещениях с сухим, нормальным и влажным режимом (рис.26.7). Размеры деревянных переплетов по ширине и высоте соответственно приняты 1461 х 960, 1560 мм; 2966 х 1090, 1690 мм; 4490 х 1164,1764 мм; 1445 х 985,1585 мм; 2963 х 1115, 1715 мм; 2943 х 1182, 1782 мм. При заполнении оконного проема несколькими блоками их соединяют между собой болтами. Коробки блоков крепят ершами (анкера­ми) к боковым откосам проемов, стыки конопатят и закрывают наличниками.

Рис. 26.7. Деревянные оконные переплеты промзданий: а — спаренные; б — одинарные:

1 — коробка; 2 — створка; 3 — стекло; 4 — штапик; 5 — уплотнитель; 6 — прокладка

Более совершенны деревянные оконные панели, которые выпускаются с номи­нальными размерами 1,2; 1,8 м по высоте и 6 по длине (рис. 26.8).

В промышленных зданиях применяют, главным образом, типовые металлические (стальные) переплеты. Металлические переплеты изготавливают из одинарных тонко­стенных или спаренных прямоугольных труб а также из гнутых сварных или тонкостен­ных замкнутых профилей (рис. 26.9, 26.10, 26.11). Стальные переплеты выпускаются размерами: глухие — шириной 1395, 1860 мм и высотой 1176, 2358 мм; створные — ши­риной 1395, 1860 мм и высотой 1176 мм. Широко используется более индустриальная конструкция — стальная оконная панель (с одинарным и двойным остеклением, с откры­вающимися створками и глухие). Размеры панели — длина 6 м и высота 1,2; 1,8 м — соот­ветствуют размерам стеновых панелей. Панели устанавливают одну на другую по высо­те и крепят к колоннам в четырех точках. Ими можно заполнить проем высотой до 20 м.

В некоторых случаях, например, в безоконных зданиях с постоянным темпера­тур но-влаж ноет ным режимом помещений, можно использовать стекложелезобетонные панели с заполнением стеклянными блоками. Такие конструкции достаточно огнестой­ки, имеют малую воздухопроницаемость, но при неравномерном нагреве железобетон-

451

I»- 4^706^-706 4^70б4[г"17

———————————— 5960 ———-

??2з

Иа

176

Рн.

Тал* ста ма; лo^ ля; тел пер 7- сте 9-

47 М Н 54 27 27

^ П # Н У.

Пле

Рис. 26.8. Деревянные оконные панели: а — с тремя фрамугами; б — глухая; в — вертикальный или

Разрез в месте примыкания к стеновой панели; г — горизонтальный разрез в месте примыкания к 5 _

Колонне; I — петля; 2 — коробка; 3 — спаренный переплет; 4 — упругая прокладка; 5 — нательник

Рис. 26.9. Конструкция окон с перепле­тами из спаренных прямоугольных стальных труб: а — принципиальная схе­ма; б — при остеклении листовым стек­лом; в — то же. стеклопакетами; 1 — пет­ля; 2 — уплотнитель рамы; 3 — уплотни­тель створки; 4 — заглушка; 5 — стойка переплетов: 6 — уплотнитель притвора; 7 — уплотнители для крепления стекла и стеклопакетов; 8 — листовое стекло; 9 — стеклопакет

Рис. 26.10. Конструкция окон с алю­миниевыми переплетами: а — при одинарном остеклении листовым стеклом; б — при остеклении стекло — пакетами; 1 — алюминиевый пере­плет; 2 — уплотнитель; 3 — стекло или стеклопакет; 4 — термовкладыш; 5 — штапик

Ьв 4

34 — I

?1151

-161

 

-1-25 "

1-20 4

 

Рис. 26.11. Ленточное остекление стальными оконными панелями: а — из трубчатых профилей; б — из гнутых профилей; в — установка стекла с помощью резиновых профилей; г — то же, с пружинными защелками

Ных рам и стеклоблоков в процессе эксплуатации последние могут растрескиваться в силу различного температурного расширения материалов. Площадь отдельных участ­ков, заполненных такими конструкциями не должна превышать 15 м2.

Участки с глухим остеклением могут быть заполнены профильным стеклом — швеллерного сечения в качестве одинарного остекления и коробчатого сечения в каче­стве двойного. Высота заполнения оконного проема швеллерным профильным стеклом ограничена 3 м, коробчатым — 4,2 м. Заполнение осуществляется в один или несколько ярусов по высоте. В целях обеспечения визуальной связи работающих в помещении с внешним миром, а также для проветривания, при заполнении проема сочетают про­фильное стекло с открывающимися створными переплетами (панелями), располагаемы­ми, как правило, в нижнем ярусе.

Для естественного освещения производственных помещений многопролетного промышленного здания в его покрытии устанавливают специальные конструкции со светопрозрачным заполнением — фонари. По назначению фонари разделяются на свето­вые, светоаэрационные и аэрационные. Последние не имеют светопрозрачного заполне­ния и в освещении практически не участвуют. 454

По конструктивному решению выделяют фонари-надстройки и зенитные фона­ри. По форме поперечного профиля фонари-надстройки бывают трапециевидные, пря­моугольные, треугольные, пилообразные и пр.

Наибольшей световой активностью обладают зенитные фонари, проемы которых размешаются равномерно по площади покрытия, создавая равномерную освещенность на рабочей поверхности (рис. 26.12). Светопроемы зенитных фонарей расположены го­ризонтально или под небольшим углом к горизонту.

Кроме того, зенитные фонари экономичны, сравнительно просты в устройстве. Зенитные фонари размещают на плоских, скатных и криволинейных покрытиях.

Наибольшее распространение получили также фонари типа колпак, с квадратной, прямоугольной или круглой формой в плане. Наиболее рациональны прямоугольные и квадратные колпаки с размерами 1200 х 1200 мм и стрелой подъема 300 — 400 мм. В за-

Рис. 26.12. Типы зенитных фонарей из органического стекла: а — точечный; б ¦ панельный; 1 — плита покрытия; 2 — герметик; 3 — стальной стакан; 4 — двухслойный купол из органического стекла; 5 — колпачок; 6 — опорная деревянная рама; 7 — оцинкованная кровельная сталь; 8 — накладка из оргстекла

Висимости от климатических условий района строительства колпаки делают однослой­ными или двухслойными с воздушной прослойкой 25 мм. Зенитные фонари подразделя­ют на точечные, панельные и ленточные.

Размеры фонарей унифицированы и соотнесены с основными размерами здания и элементов покрытия. Как правило, для 12- и 18-метровых пролетов принимают пря­моугольные фонари шириной 6 м; для пролетов 24, 30 и 36 м — 12 м. Длина таких фона­рей по противопожарным требованиям не должна превышать 84 м. Фонари большей длины устраивают с 6- метровым разрывом. Также, на 6 м фонарь не доводят до торцо­вых стен здания. Водоотводе покрытия 6-метрового фонаря делают наружным, с 12-ме­трового, — как правило, внутренний.

Фонари всех типов имеют принципиально одинаковую конструктивную схему: каркас из поперечных рам и продольных элементов (прогоны для крепления створок, бортовые плиты, плиты покрытия и связи. Основными элементами зенитных фонарей служат опорный стакан, светопрозрачное заполнение, фартуки, механизм открывания. Каркасы и опорные стаканы выполняются из стали. Площадь фонарей определяется светотехническим расчетом. Ориентировочно, обшая площадь зенитных фонарей не должна превышать 15% площади пола помещения.

По характеру технологического процесса и по конструктивному решению к кате­гории промышленных сооружений относятся также гаражи и крытые автостоянки, где хранение автомобилей совмещается с их заправкой и техническим обслуживанием. В последние годы в нашей стране весьма быстрыми темпами увеличивается парк легко­вых автомобилей, находящихся в собственности граждан, в связи с чем потребность в строительстве этих сооружений в городах с каждым годом возрастает.

Размещение стоящих автомобилей является одной из самых сложных проблем современного градостроительства. Ее решение связано с большими материальными за­тратами, с выделением городской территории и пр. По данным специалистов, в городах с высоким уровнем автомобилизации стоящие автомобили занимают территорию в 2-4 раза превышающую площадь всей сложившейся улично-дорожной сети. Следует учи-

Рис. 26.13. Проект многоэтажного гаража — стоянки на ул. Б. Екатерининская (Москва).

Арх. Г. П. Надточий и др.

Тывать высокий уровень загрязнения воздуха выхлопными газами, а также высокий уровень шума, сопровождающие концентрацию автотранспорта в районах парковки.

Гаражи являются утилитарными сооружениями, объемно-пространственное ре­шение которых во многом определяется протекающим в них технологическим процес­сом. Многоуровневые наземные гаражи на 300 — 500 и более машиномест представляют собой значительные по размерам объемы. Они играют существенную роль в окружаю­щей застройке, что выдвигает достаточно высокие требования к их архитектуре. На рис. 26.13 показан проект многоэтажного гаража-стоянки на ул. Б. Екатерининской в г. Москве.

Мировая практика показывает, что наиболее рационально строительство подзем­ных гаражей. Это существенно сокращает (или вообще не требует) площадь городской земли под гараж, снижает уровень и сокращает зону распространения вредных воздей­ствий (в радиусе до 15 — 25 м от выездов и вентиляционных шахт). Однако стоимость подземных сооружений значительно превышает стоимость наземного строительства аналогичных объектов. Поэтому решение о строительстве того или иного типа гаража рассматривается отдельно в каждом конкретном случае.

Заключение

"Архитектура не заканчивается — она лишь непрерывно меняется", — писал выда­ющийся архитектор XX века Вальтер Гропиус.

Последние десятилетия особенно в России она меняется исключительно быстро в силу кардинальных социальных и экономических преобразований, происходящих в стране. Авторы имели целью помочь читателем на научной основе найти подход к оцен­ке преобразований, затрагивающих все отрасли архитектурно-проектной деятельности.

Формирование многоукладной экономики способствует возникновению разнооб­разных новых требований к проектированию основных типов зданий и соответственно отражается на объемно-планировочных решениях, начиная с первичной ячейки — жили­ща. Изучив представляемые в учебнике научные основы проектирования зданий, буду­щий специалист получает возможность объективно оценить функциональные, техниче­ские и эстетические запросы времени и найти подходы к их разрешению с соблюдени­ем природно-климатических, эстетических, экологических и экономических аспектов.

Это тем более важно, что при разнообразии запросов к архитектурному проекти­рованию, оно в значительной степени меняет сложившиеся стереотипы. Массовое ти­повое проектирование вытесняется в значительной части индивидуальным, осуществ­ляемым небольшими проектными коллективами. Если типовые проекты создаются крупными научно-проектными институтами с тщательной проверкой всех элементов проекта исследовательскими подразделениями и лабораториями, то разработчику инди­видуальных проектов полноценно решить поставленные перед ним задачи, может поз­волить только овладение научными основами проектирования.

Столь же динамично происходит развитие конструктивных решений зданий, со­провождающееся иногда некритичным использованием обширного импорта разнооб­разных материалов, конструкций и технологий, не прошедших предварительной экспе­риментальной проверки, применительно к отечественным природно-климатическим и технологическим условиям.

Соответственно, после поспешного некритического использования таких заимст­вованных решений, наступает и поспешный отказ от них.

Избежать таких ошибок и связанных с ним материальных и моральных затрат позволяет многокритериальная оценка новых конструкций. При этом особое внимание должно уделяться критериям потребительских качеств конструкций (долговечность, тепло-, звуко-, гидроизоляция, пожарная, экологическая, санитарно-гигиеническая безо­пасность, эстетические качества).

Критерий экономичности рассматривается наряду со всеми составляющими мно­гокритериального анализа. Такой выход от царившего в течение ряда десятилетий одно — критериального экономического принципа оценки проектных решений позволит избе­жать и ускоренного "морального" износа зданий.

Частичное сокращение объемов типового проектирования с сопутствующим ему применением узкого набора типовых конструкций позволяет (при наличии широкой но­менклатуры новых материалов) ускорить разработку и внедрение новых более эффек­тивных конструкций.

[*] Брандмауэры — глухие несгораемые стены, полностью пересекающие здание и выступающие за его наружные [рани не менее чем на 0,3 м.

[†] Допуск — максимально допустимое отклонение в большую или меньшую сторону фактического размера изделия от конструктивного.

[‡] Термин "строительная система", применяемый нами, в качестве одной из основных характеристик конструк­ций зданий, не следует путать с его распространившимся рыночным использованием, когда отдельные фир­мы применяют его в совокупности с наименованием фирмы, хотя ее продукция может отличаться от продук­ции конкурирующих фирм лишь деталями. 72

[§] От латинского ordo — порядок, строй. 90

[**] База колонны отсутствует только в греко — дорическом ордере, 92

[††] Радиация — тепловое воздействие прямого солнечного облучения. 108

[‡‡] В зарубежной практике применяют близкий по значению показатель "плотность заселения квартир", количество человек на комнату. Например, в Польше он составляет в среднем 1,0 чел/комн., во Франции и Финляндии — 0,7 чел/комн. 136

[§§] Суперграфика — колористическая отделка (красками или облицовкой) с крупным абстрактным геометриче­ским или предметным изображениями; преследующая различные композиционные цели: изменение масшта­ба, маскировка тектонических членений форм здания и др. 168

[***] Термин "однослойнал" конструкция означает обеспечение одним материалом (слоем) функции прочности и

Теплоизоляции и условно не учитывает наличие отделочных слоев.

290

[†††] Классификация приведена наоснованин СНиП 21 362

Введение

Советская индология может гордиться многими работами, завое­вавшими мировую известность. Однако остается далеко не изученной важная область индийской культуры — архитектура. Литература по этой теме на русском языке пока что исчерпывается работами С. И. Тю — ляева и очерками других авторов. Не получила заслуженного призна­ния архитектура Индии в западно-европейском научном мире. В этом, безусловно, сказалось недавнее колониальное положение страны, губи­тельным образом отразившееся на развитии индийской архитектуры, а также и на ее изучении. До настоящего времени в западном искус­ствоведении признавались достижения античной цивилизации Греции и Рима и очень мало изучались культурные ценности народов Востока. А между тем архитектура Востока, и в частности Индии, заслуживает не меньшего внимания, чем архитектура Запада. История архитектуры Индии открывается уже в XXX в. до н. э. хорошо спланированными и благоустроенными городами в Мохенджо-Даро и Хараппе[1]. Большую ценность представляет обширная древнеиндийская литература по ар­хитектуре и градостроительству. Дворцово-крепостные ансамбли Ин­дии позднего средневековья не уступают лучшим подобным образцам западно-европейского зодчества. Непревзойденными по своей объемно — пространственной и пластической композиции являются средневековые храмы.

Изучая сложившуюся в своих специфических условиях архитекту­ру Индии, можно найти общие черты в отдельных композиционных приемах с самобытной архитектурой древней Руси.

^Hcjj 4ЬИч5МЫ WvHI ц^ нfi :

Индия одна из немногих стран, которая донесла до наших дней древнейшие традиции своей глубоко своеобразной культуры. Ушла в далекое прошлое античная Греция, мертвы руины египетских храмов, в музейную редкость превратился Парфенон, а в Индии до сих пор еще встречается строительство по правилам и канонам, с соблюдени­ем ритуалов, совершавшихся тысячелетия назад. Неразрывная связь с прошлым заметна во всех явлениях индийского народа, в его быту, труде, религии, художественном творчестве и архитектуре.

Архитектурные сокровища Индии, остававшиеся долго непризнан­ными, привлекли серьезное внимание исследователей всего лишь 40— 50 лет назад. За последние годы в Англии и Америке появилось срав­нительно много работ, главным образом искусствоведческого харак­тера, в которых ярко проявляется тенденциозность — представить ин­дийскую архитектуру и искусство явлением недоступным для общего понимания, подчеркнуть особую склонность индийского народа к ми­стике, символизму, эротике и исключить все рациональное, что содер­жит его культура.

Характерно, что до сих пор продолжается классификация архитек­туры Индии лишь по религиозному принципу: на буддийскую, джайн — скую, брахманскую и мусульманскую, принятая еще сто лет назад Фергюссоном. В свое время эта классификация была оправдана тем, что все известные памятники Индии от III в. до н. э. и почти до XV в. н. э. являлись культовыми сооружениями. Большинству зарубежных исторических работ по архитектуре Индии свойственна метафизиче­ская концепция, отсутствие какой-либо периодизации, кроме династий — ной. В данном случае нельзя не отметить те факторы, которые благо­приятствовали метафизическому пониманию индийской архитектуры. В городах древнейшей цивилизации Инда [2] архитектура явилась исследо­вателям уже в сформировавшемся и застывшем виде, не обнаружи­вая на протяжении многих столетий каких-либо признаков развития в планировочных решениях, строительно-конструктивных методах и ар­хитектурных формах.

Поразительным консерватизмом отмечено и более позднее сред­невековое монументальное зодчество Южной Индии. Исследователям индийской архитектуры трудно определить причины, парализовавшие ее развитие, даже если обратиться к тому неисчерпаемому по богат­ству содержания и изобилию литературному наследию научного и ху­дожественного характера, которое оставила древняя и средневековая Индия. Дело в том, что многочисленные древнеиндийские тексты по различным вопросам, включая и архитектуру, не содержат, как пра­вило, данных ни о местах и времени их возникновения, ни об авторах.

Расхождения ученых в датировке текстов достигают иногда нескольких сотен лет.

Для древних писателей не имело значения хронологическое из­ложение событий, фиксирование дат литературных трудов. Поэтому в Индии, в силу специфически сложившихся исторических условий, вы­работался характерный для нее метафизический взгляд на историю об­щества и самой вселенной. История представлялась в виде неизмен­ной, предопределенной богом циклической смены различных состоя­ний общества и природы. В результате создавшегося положения Индия по существу осталась без написанных трудов по древней и средневековой истории страны в целом или отдельных ее районов.

Поэтому естественно, что метафизический подход к историческим и общественным явлениям переносился в область искусства и архитек­туры, укоренившись так глубоко, что затронул почти все известные работы в этой области.

Не случайно для данного исследования избрано раннее средневе­ковье. В то время, когда Западная Европа после крушения Древнего Рима вступила в трудные времена сложения культуры на новых на­чалах, Индия вместе с другими странами Востока переживала один из ярких периодов в своей истории. Это было время становления новой общественной формации — феодализма, продолжавшего развиваться в Индии почти до XVIII в.

На протяжении более чем шеститысячелетнего развития архитек­туры Индии устанавливается пока что этот единственный период, когда наиболее отчетливо обнаруживаются коренные изменения в типах, формах и методах строительства, обусловленные не внешними обстоя­тельствами, а внутренними закономерностями общественного раз­вития.

Для такой большой страны, как Индия, с ее неравномерным ха­рактером социально-экономического развития трудно определить хро­нологические границы переходного времени от древности к средне­вековью, от рабовладельческих отношений к феодальному способу производства. Переходная эпоха устанавливается по исторической пе­риодизации советских индологов примерно между V—VIII вв. до н. э. Определившиеся хронологические границы подтверждаются анализом сохранившихся памятников монументального зодчества. За три столе­тия произошло отмирание ранее господствовавших в течение тысяче­летий видов и форм пещерного строительства и сложился новый ве­дущий тип сооружений в новой строительной технике — каменной кладке. Со временем храм развивается в огромный комплекс соору­жений различного назначения, сосредоточив в себе многие виды об­щественной деятельности, занимая главное место в монументальном строительстве Южной Индии до XVIII в.

¦

Джайпур. Дворцово-крепостной ансамбль Амбер IX—XVI вв.

Индия не оставила памятников гражданского зодчества (за ничтож­ным исключением) за более чем двухтысячелетний период — от XV в. до н. э. и почти до позднего средневековья XI—XV вв. н. э. Поэтому освещение вопросов гражданского строительства в данном исследова­нии проводится впервые с использованием данных изобразительного искусства, а также на основе взаимосвязи культовой архитектуры с народной. В этом отношении раннее средневековье особенно благо­приятно для исследования. В памятниках этого времени, представляю­щих раннюю стадию формирования храмовой архитектуры, очень яв­ственно обнаруживаются связи с формами народного зодчества.

Раннесредневековую Индию трудно отделить от древней, возмож­но, так же. как в какой-то степени современную Индию от ее средне­векового прошлого. Древнейшие традиции могучей своеобразной культуры, процветавшей уже за 2000 лет до н. э. в долинах рек Инда и Ганга, являются теми незримыми узами, которые на протяжении всей истории объединяли обширную и многоликую Индию. Цельности страны, сохранению глубокой самобытности и древнейших традиций в архитектуре народов Индии, несомненно, благоприятствовала сама природа.

Непроходимая стена высоких горных хребтов Гималаев отделяла Индию от остального мира с севера, а с других сторон — безбрежные океаны. Со временем, в ходе исторических событий преодолевались естественные преграды. Соприкасаясь с внешним миром, Индия впиты­вала и поглощала культурные влияния различных народов, обогащая собственную. Сложная и особенная культура Индии и ее очень важная составная часть — архитектура сформировались в результате специ­фически сложившихся исторических условий социально-экономического развития.

Индия во времена древности и средневековья (по VIII в.) вклю­чала территорию современных Индии Восточного и Западного Паки­стана и Непала. В политическом отношении Индия почти за всю свою историю (исключая период правления Ашоки — III в. до н. э.) не представляла единого целого и не имела общепринятого для всей страны названия. Виндхийский горный хребет разделяет Индию на две основные части: южную — полуостровную, называвшуюся в древности Дакшина или Дакшинапатха (т. е. Юг), а ныне Деканом, и северную материковую, именуемую Индостаном (а в древней литературе Ин­дии: Ариавартой — страной ариев, или Бхарат-варша). Обе части до­вольно резко различаются по своим природным и климатическим ус­ловиям и развивались до определенного периода почти независимо друг от друга.

Панорама Южной Индии. Штат Мадрас

Большая часть Декана в древности была покрыта непроходимыми джунглями. Основным строительным материалом на Юге долгое вре­мя оставались дерево, бамбук. Субтропический климат Индии резко варьируется в обеих ее частях.

Годовые колебания температуры на севере в Индо-Гангской низ­менности значительнее чем на юге, где постоянная жара несколько смягчается зимой. Восточное побережье по сравнению с западным богаче осадками (возможно, этим объясняются характерные для Орисских построек высокие крыши с крутым скатом, способные вы­держать мусонные ливни). На юге Индии в районе Мадраса были об­наружены первые следы человека времен палеолита, однако ранние очаги земледельческой культуры скорее всего возникли в северной части Индии, в плодородной низменности, простирающейся между двух великих рек — на западе Инда и на востоке Ганга. Археологиче­ские раскопки 20-х годов XX в. в долине Инда (на территории совре­менного Западного Пакистана) в Мохенджо-Даро и Хараппе произве­ли по существу революционный переворот в мировой исторической науке. Здесь была обнаружена одна из древнейших в мире высоко­развитая городская цивилизация раннеклассового общества, процветав­шая между XXXIII и XX вв. до н. э. По уровню своего развития циви­лизация Инда превосходила во многих отношениях культуры Персии, Месопотамии и Египта, с народами которых древнюю Индию, по-ви­димому, связывали торговые отношения.

Города с многоэтажными постройками из обожженного кирпича были отлично для своего времени благоустроены, имея наиболее со­вершенную для Древнего Востока систему водоснабжения и канализа­ции. В городах были найдены художественные предметы домашнего обихода, расписная керамика, остатки хлопчатобумажной ткани, скульптура из камня, бронзы и терракоты. Судя по археологическим открытиям 1950—1952 гг. в районах Варанаси (Бенарес) и полуострова Катхиавар (штат Бомбей), городская цивилизация Инда распростра­нялась и на западную и центральную часть Индии и еще продолжала процветать в XV в. до н. э. В исторической науке имеется предполо­жение, что созидателями этой культуры были дравиды — предки со­временных народов Южной Индии. Под постоянным натиском воин­ственных племен кочевников-скотоводов (главным образом, ариев) дравиды были вынуждены оставить свои исконные земли и отступить в глубь страны. Оставшаяся, по-видимому, небольшая часть населения слилась с пришельцами. Исследователи индийской культуры считают, что в сложном ее составе на определенных этапах ее развития со­вершенно ощутимо различаются два сильных разнохарактерных на­правления: дравидийское и индо-арийское, называемых так по наибо­лее древним поселенцам Индии дравидам и ариям.

От исторического периода XV в.—VI в. до н. э. следов материаль­ной культуры пока что не было обнаружено и главными источниками являются литературные памятники. К ним относятся редчайшие в мире произведения литературы — веды[3], религиозные и поэтические сбор­ники середины II тысячелетия до н. э., древнейшие эпосы «Рамаяна» и «Махабхарата», сложившиеся в X—XII вв. до н. э. и не утратившие значе­ния для индийцев до наших дней, и другие произведения так называе­мой послеведической литературы (брахманы, сутры, буддийской и джайнской канонической литературы).

По этим источникам можно судить, что в древнем мире Индия была одной из передовых стран с высоко развитой земледельческой культурой, ремеслом, торговлей. Известны крупные благоустроенные города Айодхья, Гиривриджа и другие; сложные архитектурные соору­жения, в которых основным строительным материалом с глубокой древности продолжали служить дерево и кирпич, особенно с огромным искусством использовались строительно-конструктивные возможности дерева. С большим инженерно-техническим мастерством создавались ирригационные и навигационные каналы, мосты, дамбы. Страна была покрыта сетью хороших мощеных дорог. Для путников строились ко­лодцы, постоялые дворы, нередко больницы. Вдоль дорог насажда­лись плодовые и декоративные деревья, а чаще тенистые баньяны.

Расстояние отмечали верстовые столбы. Было хорошо налажено ко­раблестроение— известны суда, вмещающие по несколько сотен пас­сажиров.

Далеко за пределами страны славились индийские тончайшие хлоп­чатобумажные ткани, металлические изделия. Большого развития до­стигли многие области науки, литература, философия, искусство. Тон­кой поэзией овеяны произведения древнеиндийского эпоса.

Это была страна высокой художественной культуры, сложной эко­номики и еще более сложной социальной структуры. Классовое и со­циальное расслоение вылилось в Индии в своеобразную систему де­ления общества на варны (сословия), сформировавшиеся впоследствии в невиданную в мире, прочно сохранившуюся до наших дней кастовую систему. Основное население древней Индии, так же как и теперь, жило в деревнях. Деревни мало чем отличались от современных по своим постройкам, возведенным из камыша, бамбука, глины, дерева. В деревнях люди жили в общинах, поэтому она оставалась главным ядром индийского общества на протяжении почти всей истории.

В течение тысячелетий люди жили строго почитая старину, ведя рутинный образ жизни, обособленный от всего окружающего мира. Никакие общественные события: ни войны, ни крушения империй — не могли поколебать неизменные устои замкнутого в себе патриар­хального мирка сельских общин, ставших прочной основой восточного деспотизма. Сельской общине Индия обязана сохранением многих традиций, прежде всего в религии, в которой с незапамятных времен и поныне живут старинные верования культа плодородия, вера в пере­воплощение душ, обожествление животных, мифы и легенды.

В долине Ганга, по-видимому, сформировалась наиболее древняя из известных религий — ведийская[4], в которой, так же как в ранних религиях других народов, обожествлялись различные явления природы и боги наделялись человеческим обликом. По богатству фантастиче­ских образов и сюжетов индийская мифология превосходит, например, греческую. Е многочисленном пантеоне богов главное место занима­ли бог солнца (Сурья или Вишну, имеются и другие названия), бог грозы (Индра), огня (Агни).

С развитием рабовладельческих отношений ведийская религия и народные верования слились в той или иной форме в известные в Индии три религии: брахманизма, буддизма и джайнизма.

Брахманизм освящал кастовое деление общества и господство жречества. Наиболее ранний из трех религий брахманизм оказался наиболее живучим. Современный индуизм не потерял с ним глубокой преемственной связи. До настоящего времени в Индии среди много­численных богов, наиболее чтимыми богами являются Шива и Вишну. Их сложные образы основаны на древних племенных культах. В Ши­ве воплощается образ грозных разрушительных сил природы, ее веч­ного умирания и вечного рождения. В образе Шивы нашел продолже­ние культ плодородия. С глубокой древности и поныне символом Ши­вы служит изображение линги (фаллуса). Вишну — хранитель мирового порядка тесно связан с образом Сурья.

В VI в. до н. э. в условиях относительно развитого рабовладель­ческого строя на основе большого социального движения против гнета брахманских жрецов возникли другие религии — буддизм и джайнизм.

Буддизм в основном отражал интересы крупных рабовладельцев, стремившихся к централизованной власти. Относительная демокра­тичность и сравнительно гуманистический характер идей буддизма обеспечили ему быстрое и широкое распространение в народе. Буд­дийский культ был проще и понятнее и не считался с сословной и кастовой принадлежностью верующего. С буддизмом впервые воз­никла монашеская община (сангха) и появились первые известные в Индии культовые постройки — ступа, храм-чайтья, монастырь-вихара. Буддизм оказал большое влияние на религии многих стран не только Востока, но и Запада. В христианской религии, характере ее культа и сооружений можно найти отдельные общие черты с буддизмом. Джай­низм имеет много общего с буддизмом, но в отличие от него не имел широкого распространения и никогда не занимал господствующего положения в индийском обществе, ограничиваясь поддержкой глав­ным образом группы торговцев, ростовщиков и крупных ремеслен­ников.

Политическая история Индии становится более определенной после VI в. до н. э. Плодородные долины Инда и Ганга привлекали многих чужеземцев. Север Индии почти непрерывно подвергался ино­земным нашествиям: довольно длительному завоеванию со стороны персов в VI в. до н. э., эпизодическому вторжению греческих войск Александра Македонского в IV в. до н. э., скифов во II—III вв. н. э. Сильные разрушения, связанные с массовым истреблением населения, были нанесены в V—VI вв. во время 75-летнего владычества кочевни — ков-эфталитов (белых гуннов). Позднее, Индия завоевывалась тюрко — афганскими племенами и Великими Моголами. Тюрко-афганские пле­мена начали свои набеги с VIII в., завоевав Северную Индию в XII в. В XV—XVI вв. почти вся территория Индии, за исключением Крайнего Юга, находилась под владычеством мусульманских феодалов, вы­ходцев из Средней Азии и Ближнего Востока. От войн и грабительских походов чужеземцев, несомненно, страдали народы Индии, гибли и разрушались города, памятники старины, оставались лишь непоколе­бимыми основные устои местной культуры. Постоянный поток внеш­них влияний обогащал и обновлял культуру Индии. Она становилась многогранней и прекрасней. Поэтому немудрено, что современная культура Индии представляет чудесный сплав, в сложном составе ко­торого трудно порой разобраться.

Если колыбелью индийской цивилизации стала долина Инда, то сердце Индии всегда лежало в долине Ганга в районе современных городов Дели (на месте древнего ?города Индрапастха) и Патны (на месте Паталипутры), столицы рабовладельческих государств. Здесь рождались великие гимны Вед, древнейшие эпосы, идеи буддизма, драмы Калидасы.

С III в. до н. э. история индийской архитектуры становится уже известной не только по косвенным источникам, но и по сохранившим­ся памятникам монументального зодчества. Это значительная веха в истории народов Индии, время наивысшего расцвета в стране рабо­владельческого строя. Это был один из редких периодов в ее поли­тической истории, когда страна, обычно разобщенная на племена и варны (сословия), объединилась в одно административное целое. Пра­вивший в то время император Ашока использовал как одно из средств объединения страны — буддийскую религию, которая до конца VII в. становится господствующей. Об этом свидетельствуют почти единствен­но сохранившиеся памятники от III в. до н. э., распространенные почти по всей стране буддийские ступа, монастыри и храмы, а также отдельно стоящие мемориальные столбы (стамбха) с высеченными на них буд­дийскими изречениями и эдиктами Ашоки. Империя Ашоки просуще­ствовала недолго; во II в. до н. э. под давлением внутренних противо­речий и усилившегося натиска вражеских племен шаков и соседних государств Бактрии и Парфии империя распалась.

С этих пор на северо-западе Индии выделилось среди других государство Кушанов со столицей Пурушапур (современный Пешавар). Кушанские цари в период расцвета с I в. до н. э. до II в. н. э. рас­пространили свою власть над огромными территориями не только Индии, но Средней и Центральной Азии. Характерные для этого вре­мени памятники искусства и архитектуры в Гандхаре (на территории современного Афганистана и Пакистана) несут на себе следы влияния позднеримского искусства.

В период расцвета рабовладельческих государств Индия активно развивала экономические и культурные связи с эллинистическим ми­ром (Сирией, Египтом, Эпиром), с государствами юго-восточной Азии, Китаем. Далеко за пределы Индии распространялось ее культурное и политическое влияние. Полуостровная часть Индии оставалась в сто­роне от многих исторических событий, ареной которых были долины Инда и Ганга. Но в то же время имеются свидетельства о непрекра­щающихся, с времен древнейшей цивилизации Инда, связях Юж­ной Индии с Севером ‘. Буддийские традиции VI в. говорят о проторен­ных караванных трактах, соединявших Паталипутру — столицу импе­рии Ашоки и другие центры Северной Индии с портовыми города­ми Юга.

В своем общественном развитии Юг в целом отставал от Севе­ра. Благоприятные условия для развития земледелия, мореходства и торговли способствовали процветанию лишь приморской полосы Южной Индии, широкой на востоке и узкой на западе. Восточная приморская полоса от реки Годавари до мыса Коморина, именуемая Коромандельским побережьем, населена главным образом народами тамилы и телугу (по языку принадлежащими к дравидской семье) — обладателями древнейших на юге литературных традиций. В первые века нашей эры народы Юга уже мало отличались по уровню своего общественно-экономического и культурного развития от народов Се­верной Индии. В политическом отношении они продолжали оставаться независимыми друг от друга. С I в. до н. э. до II в. н. э. на юге Индии доминировала империя Андхра со столицей Амаравати, ее границы в период расцвета простирались от Бенгальского залива до Аравийского моря, между реками Годавари и Кришна.

В начале нашей эры на юге процветали три тамильских государ­ства (Чола, Пандия и Чера), а также небольшое царство Икшваку, оста­вившие немногие памятники архитектуры, среди которых особенно ин­тересны спортивные сооружения в Нагарджунаконде.

В первой половине III в. почти одновременно наступил распад крупнейших рабовладельческих государств, на юге — Андхра, на се­вере— Кушанов. Затем последовало столетие, в основном характе­ризующееся политической раздробленностью и экономическим упад­ком страны.

Историческое, социально-экономическое и культурное развитие страны Б V—VIII вв. Новый подъем экономики и культуры на Севере Индии произошел в IV в., когда ее северные и центральные районы вновь объединились в мощное государство династии Гупт. В период расцвета при Чандре Гупте II (Викрамадитья), с 375—413 гг.[5], границы Гуптского государства простирались на севере до Гималайских гор, на востоке — до реки Брахмапутра, на западе охватывали полуостров Катхиавар, а на юге достигали реки Нарбада. Гуптские правители вновь избрали столицей Паталипутру. В V в. государство Гупт доминировало над всеми остальными государствами в Индии. Многие из них на­ходились в экономической зависимости от него или испытывали его влияние.

Политика централизации и консолидации государства и расширения сферы его политического и культурного влияния на Ближнем и Даль­нем Востоке, характерная для периода правления Ашоки, нашла про­должение в политике императоров династии Гупт, а позднее — прави­телей южноиндийского государства династии Паллавов.

Начатая еще в первых веках до нашей эры эмиграция из Ин­дии на Восток в нынешние Таиланд, Бирму, Камбоджу, Индонезию про­должалась в V в. и усилилась к VIII в. В этих странах довольно прочно обосновались индийские торговые колонии. Насколько глубоко про­никло влияние Индии в эти страны, можно судить по сохранившимся памятникам архитектуры и письменности.

Начиная с V в., после столетнего перерыва вновь оживились мор­ские и сухопутные связи со странами Средиземноморья, Китаем, Аф­рикой. По проторенным ранее путям вновь наладилась торговля через нынешний Афганистан с Ираном и со Средней Азией. Усилились тор­говые связи между Севером и Югом Индии. Расцвет внешней и внут­ренней торговли способствовал подъему ремесленного производства, главным образом предметов роскоши, и сосредоточению больших материальных средств в руках рабовладельческой и феодальной зна­ти, не скупившейся на строительство дворцов и храмов и поощряв­шей развитие науки и искусства.

Известно, что в V в. в Наланде — крупнейшем научно-религиозном центре страны, знаменитом на весь Древний Восток, своего рода уни­верситете— занималось несколько тысяч студентов, изучавших наряду с религиозными дисциплинами философию, медицину, математику. Среди студентов было много приезжих из Китая, Японии и других стран. Подобное учебное заведение имелось также на юге, в Канчи — пураме — столице Паллавского государства.

О высоком техническом прогрессе и пластическом мастерстве Индии, достигнутом в период Гупт, свидетельствует отлитая из бронзы и меди огромная статуя Будды из Султанганджа весом около тонны и высотой около 2,5 М и монолитная железная, не поддающаяся ржавчине до наших дней, колонна в Дели высотой более 7 м. Боль­шого совершенства достигли скульптура, живопись, литература на сан­скрите. К V—VI вв. относят редакцию многих трактатов по искусству и архитектуре.

Индийцы считают V в. второй, после правления Ашоки, наиболее значительной вехой в истории Индии и называют его «золотым ве­ком». Некоторые искусствоведы нередко проводят исторические па­раллели, сравнивая V в. в Индии с эпохой Перикла в античной Греции, а иногда с эпохой Возрождения в Европе. Такие параллели, прово­димые без сравнительного анализа социально-экономических и исто­рических особенностей каждого из этих периодов, не выявляют дей­ствительную историческую картину Индии переходного времени.

Для нас V в. в Индии представляется периодом чреватым очень сложными противоречиями, в результате обострения которых зарож­далась новая социально-экономическая система, новое мировоззрение и соответственно новые явления искусства и архитектуры.

Период расцвета государства Гупт был сравнительно коротким. Внутри него назревали острые социальные противоречия. Большая кон­центрация материальных благ в руках господствующей аристократиче­ской верхушки и буддийского монашества приводила к обнищанию трудящихся масс, тяжелым бременем на них ложилось содержание громадного административного аппарата и армии, необходимых в условиях крупного централизованного государства. Все чаще поднима­лись крестьянские бунты, поддерживаемые рабами и представителями низших сословий. О них могут свидетельствовать изданные в этот пе­риод законы о жестоких наказаниях за упорные восстания против власти.

Кроме того, давно назревали противоречия — с одной стороны ме­жду старыми аристократическими кругами и представителями ростов — щичестза, поддерживавшими буддизм, буддийскими монахами — вла­дельцами крупных монастырских поместий, и с другой — с представи­телями новой эксплуататорской верхушки общества в лице феодалов и брахманских жрецов.

В конце V в. нашествие гуннов нанесло окончательный удар госу­дарству Гупт, сильно ослабленному обострением внутренних противо­речий. В течение почти столетия северные и центральные районы Индии не могли оправиться от тяжелых последствий этих событий и только в 540 г. они окончательно освободились от владычества гуннов. Последним независимым крупным государственным объединением на севере Индии было государство Харша (или Канаудж), существовав­шее в VII в. в течение 40 лет, со столицей Канаудж. С распадом империи Гупт центр тяжести социально-экономической и культурной жизни Индии переместился за пределы Виндхийских гор — на юг, где соперничали между собой два соседних крупнейших феодальных го­сударства— одно династии Чалукиев и Раштракутов, другое династии Паллавов. В этих государствах феодализм стал развиваться, возмож­но, одновременно с северными районами.

Становление феодализма в Индии проходило в специфических условиях, отличных, например, от условий Западной Европы. Индия не претерпела таких, как Европа, сильных внешних потрясений, способ­ных разрушить до конца старую культуру рабовладельческого строя. Раннесредневековая Индия унаследовала от древности хорошо сохра-

Аджанта. Фрагменты стенных росписей вихары, зал № 17, конец V в. н. э.

Апсары — небесные девы

Аджанта. Фрагмент росписи плафона вихары, зал № 1, VII в. н. э. Сцена приема персидских послов чапукийским царем

Аджанта. Фрагмент стенных росписей вихары, зал № 17, конец

У в. н. э. Сцена во дворце

17

Нившиеся экономические и культурные центры и города с налажен­ным ремесленным производством.

Индия с давних пор представляла страну высокоразвитой земле­дельческой культуры. Главным занятием жителей было земледелие и основным видом поселения всегда оставалась деревня. Жизненная необходимость ведения земледелия при сложных оросительных си­стемах вынуждала Индию и в период феодализма придерживаться крупных государственных объединений, опиравшихся прежде всего на сельскую общину.

Таким образом, феодальная земельная собственность развивалась при наличии общинного землепользования. Сельская община, сочетав­шая в себе занятия земледелием и ремеслом, оставалась незыбле­мым ядром индийского общества почти на всем протяжении истории Индии, в силу своей особенности задерживая на отдельных этапах ход ее развития. Задержав в свое время формирование крупного рабо­владения, сельская община вросла в феодальное общество, затормо­зив развитие торговли, рост городов и ремесленного производства в них. Вместе с сельской общиной раннесредневековая Индия унасле­довала от древности сословное деление общества на варны, сформи­ровавшиеся впоследствии в невиданную в мире, прочную, сохранив­шуюся до наших дней, кастовую систему.

С конца VI по VIII в. наблюдается дальнейшее утверждение в общественной экономике господства феодалов и брахманскогс жре­чества. Все более усложнялась политическая структура феодального общества. Феодал выступал не только владельцем своего поместья, но и в роли государя на своей земле. Вместе с этим возникла очень сложная иерархия. В кастовой иерархии теперь, с оформлением со — словно-кастового строя, брахманы заняли высшее место. Законы Ману гласят: «Знайте, что десятилетний брахман и столетний кшатрий отно­сится один к другому, как отец и сын, но из них двоих брахман есть отец» Самой низшей касте шудрам «владыка предписал безропотно служить трем (высшим) кастам» [6].

Под давлением развивавшихся новых производственных отноше­ний преобразовывались формы и содержание общественного религи­озного мировоззрения. Буддизм трансформировался, в новом свете предстал завоевавший господствующее место брахманизм — и тому, и другому стали присущи черты идолопоклонства.

В V в. в Индии буддизм отживал свой век и государственной под­держкой как на Юге, так и на Севере в государствах Гупт, Раштраку — тов и Паллавов стал пользоваться брахманизм. Его идеи, связанные с укреплением сословного деления общества, отвечали интересам вос-

Остров Элефанта. Рельеф в скальном храме VIII в. Шива, исполняющий танец создания Вселенной.

Ходящего класса феодалов, поддерживаемых брахманским жрече­ством. Смена господствующих религий не проходила мирным путем. Еще накануне краха империи Гупт наблюдалось усиленное строитель­ство буддийских монастырей, похожих на неприступные крепости. Буд­дийские монахи искали наиболее недоступные места в скалах. Им приходилось защищать накопленные от жестокой эксплуатации тру­дового населения огромные состояния не только от мятежных крестьян и внешних врагов, а прежде всего от новых представителей эксплуа­таторского класса — претендентов на богатство и власть — феодалов и брахманских жрецов. Известно, что в Канчипураме, бывшем во II в. до н. э. буддийским центром Южной Индии, не осталось и следа от многочисленных буддийских построек, уничтоженных главным обра­зом в VI—VII вв. при паллавском царе Махендравамане I. Это он воз­мущался тем, что в Индии развелось слишком много монахов и мо­нахинь, ведущих паразитический образ жизни и ставших тяжелым бременем для государства.

Возможно, что сложный процесс крушения старого и созидания нового, захвативший в V—VII вв. все области жизни народов Индии, начался еще во времена расцвета Кушанского государства в первых веках нашей эры. Гандхара оказалась международным торговым и культурным узлом, связывавшим Восток и Запад, где в то время бур­лила активная экономическая и культурная жизнь, зарождались новые общественные явления и идеи.

Именно в Гандхаре, как известно, впервые появились скульптур­ные, ранее не допускавшиеся буддийской религией изображения Будды и соответственно изменившейся концепции появились первые храмы, в которых стояли статуи божеств. В Гандхаре зародилась но­вая форма буддизма—махаяна, повлиявшая на религиозное воззрение Китая и Средней Азии, а также Ближнего Востока. В каждой из этих стран одна общая характерная для эпохи феодализма идеологическая основа воплотилась в разных национальных формах. Идея могущества единого бога нашла воплощение в колоссальных статуях Будды, в гигантских изваяниях джайнских святых и богов Шивы и Вишну.

Совершенно очевидно, что наметившиеся в ранний период кру­шения крупнейших рабовладельческих государств на Севере новые явления в общественной жизни, искусстве и архитектуре, завершаются в VII—VIII вв. в Декане. Причем, судя по сохранившимся памятникам архитектуры и искусства, процесс общественного развития, начавший­ся на северо-западе, захватил сначала в сферу своего влияния бассейн Ганга с его центром Паталипутрой, постепенно проникая в глубь стра­ны, в Декан, м позднее завершаясь на Крайнем Юге. Здесь, за пре­делами Виндхийских гор, служивших с незапамятных времен до неко­торой степени определенным барьером для внешних завоевателей, богатое культурное наследие Севера нашло себе благодатную почву для дальнейшего развития.

Памятники раннего средневековья, возникшие на рубеже двух эпох, в период отмирания старых видов и форм мировоззрения, ис­кусства и становления новых, весьма разнообразны по идейно-худо­жественному содержанию и формам.

Столкновение классов, материальных и политических интересов, религиозных и эстетических воззрений — это столкновение старого и нового порождало образы в искусстве удивительно контрастные и противоречивые: невозмутимый в своем спокойствии и безразличии к окружающему Будда и многорукий Шива, увлеченный неистовым дви­жением танца создания Вселенной. Трудно поверить, что оба произ­ведения принадлежат одной эпохе. Одновременно создавались раз­ные и похожие, стоявшие рядом друг с другом постройки различных культов — буддизма, джайнизма и брахманизма. Великолепные и изы­сканные по убранству интерьеры пещерных сооружений контрасти­ровали с еще далеко несовершенными по своей технике ранними храмами, сооруженными в каменной кладке.

К новым веяниям эпохи, отражавшим мировоззрение восходящего класса феодалов и брахманского жречества, можно отнести выпущен­ные в V в. в литературной обработке брахманские религиозные сбор­ники «Пураны», древние эпосы «Махабхарата» и «Рамаяна». Духу со­временности, насыщенной острыми социальными противоречиями, от­вечали появившиеся в записи народные сказания «Панчатантра» и «Курал». Согласно им перед нами, по словам Луначарского, встает «…не Индия благочестивых отшельников и строгих брахманов, со­здавших гимны Вед и мифы Брахман, не Индия гордых воинов и суро­вых кшатриев, создавшая великий эпос «Махабхарата», а Индия изне­женных горожан и предприимчивых торговцев, ловких ремесленников и практических земледельцев, страна со сложной экономикой и по­литическим строем, с высоко развитой торговлей, с изысканными формами быта, с резкой дифференциацией каст»

С утверждением господства феодалов и жречества усиливались роль и влияние религии в индийском средневековом обществе. К это­му времени окрепла сформировавшаяся на основе буддизма, народ­ных верований и возрожденных идей брахманизма, прочная и эластич­ная, устоявшая до наших дней религиозная система индуизма. С этих пор литература, философия и все виды изобразительного искусства те­ряют свое самостоятельное значение и независимость. Все подчинено религии и без ее санкции не имело права на существование. Особенно сильное влияние религии испытывала монументальная архитектура.

Остров Элефанта. Скальный храм VIII в. Трехликое изваяние Шивы в интерьере

Синтез архитектуры и скульптуры становился в эпоху феодализма могущественным средством воздействия на сознание средневекового человека, сильнее всех других проводников идеологического влиянияг таких, как литература и живопись.

В VIII в. сильно возросло могущество брахманского жречества. Об этом ярко свидетельствует развернувшееся массовое храмовое строительство, крупные масштабы, величественные формы храмовой •архитектуры и скульптуры, требовавшие огромных материальных за­трат. Накопление богатств в руках брахманского жречества несомнен­но сопровождалось острой классовой борьбой и вызывало сложные противоречивые явления в общественной жизни. Захваченные общим, напряженным ритмом эпохи, художники не могли не отразить его в своих произведениях.

Драматизмом содержания, динамикой и бьющей через край жиз­ненной энергией наполнены монументальные каменные композиции с изображениями брахманских богов и мифических героев. Главным героем в композициях выступает бог Шива. Захваченный стремитель­ным движением этот многорукий могущественный бог в одном слу­чае беспощадно расправляется со злыми силами, в другом — он в в ликующем танцевальном экстазе создает вселенную. Бог Шива вы­ступает во многих образах, отражая различные стороны общественной деятельности земных повелителей.

В поисках большей силы выразительности художники VIII в. отка­зались от сравнительно плоского рельефа, спокойной уравновешенной композиции и широкой свободной повествовательной манеры, харак­теризующей, например, рельеф Гангаватарама в Махабалипураме. По­рывистость движений, сложные многофигурные композиции, глубокий пространственный рельеф, создающий сильные контрасты света и тени, отличают их произведения.

Победное торжество утвердившихся идей индуизма нашло пре­красное выражение в знаменитом гигантском бюсте трехглавого боже­ства Махадео-Шива, помещенном в пещерном храме на острове Эле — фанта. В монументальном образе выразилась главная идея индуизма: всемогущий бог Шива воплощает в себе силы трех богов: созидания (Брахмы), разрушения (самого себя) и сохранения мирового порядка (Вишну). В этой скульптуре выражена сила могущественного заказ­чика, продиктовавшего содержание скульптуры, наполненное абстракт­ными понятиями и сложными идеями религиозной философии, вылив­шейся в сильно обобщенный идеализированный образ. В этот пере­ходный период социально-экономические и идеологические преобра­зования в обществе наиболее заметно отразились на монументальной архитектуре. Медленно и постепенно отживали старые формы, типы, виды и методы строительства. Наряду с развитием в монументальном зодчестве нового ведущего типа — средневекового храма в каменной кладке, отражавшего в своих формах идеи утвердившегося господ­ствовавшего мировоззрения, продолжалось в течение четырех столе­тий скальное строительство и сооружались буддийские монастыри и храмы.

Мало затронутым происходившими социально-экономическими из­менениями оставалось гражданское строительство, которое продол­жало следовать традициям тысячелетней давности.

Глава I



.