Монументальная архитектура V—VIII вв

Сохранившиеся памятники Индии от древности и средне­вековья (почти до XI в., кроме городов Хараппы, Так — силы и отдельных городов, уцелевших в руинах) огра­ничиваются культовыми сооружениями. Сам факт преобладания в Ин­дии среди сохранившихся архитектурных памятников сооружений культа создал благоприятную почву для распространения идеалистических взглядов на индийскую архитектуру как в отношении ее сущности, так и относительно ее генезиса.

Главной характерной особенностью индийской архитектуры боль­шинством зарубежных искусствоведов признается ее религиозно-мис­тическая сущность.

9*

131

Известный современный специалист по искусству Индии Стелла Крамриш пишет: «Все архитектурные формы храма предназначены вы­ражать религиозную символику»[37]. Целый ряд различных толков вокруг своего происхождения вызвал ступа. Отдельные искусствоведы пред­полагают, что ступа символизирует небесную полусферу, другие нахо­дят сходство ступа с мыльным пузырем и считают, что в ее формах вы­ражалась тщета мирской жизни. Современный английский историк Бе — шем возражает против подобных толкований идеалистического поряд­ка. Он пишет: «Пристрастие к космическому символизму в Индии за­мечалось с ведических времен и в результате этого сложились симво­лические толки в отношении ступа и храма, но мы не верим, — про­должает он, — что космический символизм играл большую роль в мышлении древнего индийского архитектора»[38].

А. Бешем считает, что в распространении идеалистических взгля­дов на индийскую архитектуру повинна главным образом древнеиндий­ская литература, на которую опираются в своих исследованиях Хавелл, Кумарасвами, Крамриш и другие, но, как пишет Бешем «…древнеин­дийское религиозное искусство резко отличается от религиозной литературы. Это естественно, так как литература создавалась монаха­ми, брахманами и аскетами, а произведения искусства были делом рук светского ремесленника, воплощавшего в них, вопреки строгим кано­нам и инструкциям священников, свои понятия, свои идеалы»[39].

От древности и раннего средневековья сохранились в основном сооружения буддийского, брахманского и джайнского культов.

Это дало основание исследователям индийской архитектуры клас­сифицировать все древнеиндийское и средневековое зодчество по ре­лигиозному принципу: на буддийское, брахманское и джайнское. Та­кая классификация, впервые принятая Фергюссоном в конце XIX в., получила широкое распространение. Ее придерживаются до настояще­го времени авторы известных работ: Перси Браун, Роуленд. Ученые К. Пиллай Кумарасвами и другие считают неправильным классифици­ровать индийскую архитектуру подобным образом. «Различия в архи­тектуре основываются не на религиозной почве, а в зависимости от местных условий и времени ее создания»[40].

С их точкой зрения нельзя не согласиться. В классификации по ре­лигиозным различиям заложен внеисторический подход к таким явле­ниям, как архитектура и религия. В Индии, как известно, все три рели­гии: буддизм, брахманизм (или индуизм) и джайнизм — пережили различные исторические эпохи и общественные уклады, каждый раз преобразовываясь в своем содержании и приспособляясь к новым ус­ловиям, изменяя свой религиозный ритуал и соответственно создавая новые типы культовых построек. Известно также, что из этих трех ре­лигий джайнизм никогда не занимал господствующего положения в индийском обществе и не создал в архитектуре своего, сколько-ни­будь своеобразного типа сооружений.

Однако нельзя не признать того, что в определенные историчес­кие периоды в монументальном зодчестве древней и средневековой Индии господствовали те или иные типы культовых построек. В эпоху расцвета рабовладельческих государств серьезную экономическую си­лу представляло буддийское монашество. Основными видами мону­ментального строительства были сооружения буддийского культа: сту­па, храм — чайтья и монастырь — вихара. В переходный период от древности к средневековью старые виды культового строительства от­мирали и формировался новый, в котором воплощалась одна,

Санчи. Ступа № 1. Восточные ворота — Торана, 150 г.

Общая для всех религиозных направлений (буддизма, джайнизма и брахманизма), новая классовая, идеологическая концепция эпохи фео­дализма.

Новым видом культового сооружения стал храм и независимо от того, какую религию он представлял—буддийскую, брахманскую ипи джайнскую, в его архитектурных формах, композициях и методах, строительства не обнаруживалось каких-либо существенных различий.

В период господства феодальных отношений огромные материаль­ные средства сосредоточились в руках брахманского жречества, поэто­му брахманский храм завоевал доминирующее место среди других сооружений культа.

Известные, сохранившиеся памятники раннего средневековья расположены в трех главных географических районах Индии: на Севере, в Северном Декане и на Коромандельском побережье (Край­ний Юг).

На Севере, в основном на территории современных штатов Бихар, в Западной Бенгалии и Мадхия Прадеш (Центральная Индия), относя­щихся к бывшей империи Гупт (а затем — государства Харша), в горо­дах Радж-Грихе, Наланде, Сарнатхе, Будх-Гайе, Санчи, Деогархе и дру­гих сохранились ступа, остатки буддийских монастырей и храмоз, а также брахманских храмов, выполненных в кирпичной и каменной кладке, созданных между V—VII вв.

В Северном Декане, на территории нынешних штатов Бомбей, Андхра, Прадеш, Северной части Майсура и бывшего государства ди­настии Чалукиев (а позднее Раштракутов), в городах Tepe, Чезарле, Айхоле, Бадами, Паттадакале находятся храмы в кирпичной и камен­ной кладке, а в горных местностях Аджанты и Эллоры — монастыри и храмы, высеченные в скалах между 400—850 гг.

На Коромандельском побережье, в районе штатов Мадрас и Андх­ра Прадеш (до реки Кришна), на территории бывшего Паллавского го­сударства сохранились храмы, созданные в VII в., и храмы, выполнен­ные в каменной кладке в VIII в., сосредоточенные главным образом з городах Канчипураме и Махабалипураме.

На памятниках рассматриваемого периода прослеживается отмира­ние старых типов культовых построек со старыми методами строи­тельной техники, а также зарождение и формирование нового веду­щего типа культового зодчества — средневекового храма господствую­щей брахманской религии, выполненного в новой строительной техни­ке — в каменной кладке.

Отмирание старых видов культовых сооружений. Что же представ­ляли собой культовые сооружения раннесредневековой Индии? Буд­дийские постройки, господствовавшие в течение многих столетий, про­должали занимать очень большое место в монументальном строитель­стве раннего средневековья. Их архитектурные формы сложились под влиянием форм народного и культового зодчества предшествующих эпох и не могли в свою очередь не повлиять на складывавшуюся архи­тектуру средневекового храма.

Из известных трех видов сооружений буддийского культа, возмож­но, ступа меньше всего повлиял на храмовую архитектуру. По своему функциональному назначению и монолитной форме ступа скорее при­ближается к скульптурному монументу, чем к архитектурному произ­ведению. Это сооружение предназначалось для хранения буддийских реликвий или воздвигалось в честь лица или событий, чтимых буддис­тами. Ступа, как правило, возводился в форме полусферы на круглом или квадратном основании, увенчивался сверху реликварием и деко­ративными «зонтами», обносился оградой с четырьмя воротами — торана, ориентированными по странам света. Ворота обычно украша­лись рельефами, изображающими отдельные эпизоды из легендарной жизни Будды. В южной Индии в буддийских ступа вместо торана соору­жался входной пилон, называемый гопурам. Внутри ограды проходила дорожка, называемая прадакшинапатха, по которой совершалась це­ремония обхода ступа.

Большинство ступа сооружались из сырца, а верхний слой из обож­женного кирпича, покрытого штукатуркой. Позднее ступа облицовы­вались ценными породами камня. По существовавшей тогда в Индии практике не разрушать, а обновлять состарившиеся культовые построй­ки, очень часто ступа покрывались несколькими новыми слоями камен­ной или кирпичной оболочки, увеличивавшей его первоначальные раз­меры. Так, например, известный ступа № 1 в Санчи был покрыт во II в. до н. э. оболочкой, увеличивавшей его в 2 раза.

Большой ступа обычно стоял в окружении монастыря и маленьких ступа с прахом прославившихся монахов, и весь комплекс нередко за­ключался в крепостные стены. Ступа мог быть любых размеров. Ма­ленькие ступа ставились внутри храма чайтья. Наиболее известные ступа в Бхархуте (сохранившиеся в фрагментах) III в. до н. э., в Санчи II в. до н. э. и в Амаравати — III в. Интересен комплекс буддийского монастыря в Сангхараме (Южная Индия) III—IV в., где встречаются ступа, высеченные из монолита скалы.

Под давлением развивавшихся новых производственных социаль­но-экономических отношений феодализма преобразовывались формы и содержание общественного религиозного мировоззрения. Буддизм трансформировался, в новом свете предстал завоевавший господству­ющее место брахманизм: и тому и другому стали присущи черты идо­лопоклонства. Именно в Гандхаре, как известно, впервые появились скульптурные, ранее не допускавшиеся буддийской религией, изобра­жения Будды, и соответственно этому в изменившейся концепции поя-

Вились первые храмы, в которых стояли статуи божеств. В Гандхаре зародилась новая форма буддизма, махаяна’, повлиявшая на религиоз­ное мировоззрение Средней Азии, Монголии и стран Дальнего Восто­Ка. В каждой иЗ этих стран одна общая характерная для эпохи феода-

Пт й1„МвХаЯНа °3"ачает "?еликая колесница», или широкий путь спасения в отличие от более ранней формы буддизма химаяны — «малой колесницы».

Санчи. Большой ступа № 1, III в. До н. э. _ , в. н э фасад и план

Г°Т°Й СТУ’Па № 1; 17~*Ра* нового типа, V в.; 18 — чайтья-молельня 650 г.; 45 — вихара-монастырь-общежитие, I—V вв. молельня,

Лизма идеологическая основа воплотилась в разных национальных формах. Идея могущества единого бога нашла воплощение в колос­сальных статуях Будды, в гигантских изваяниях богов Шивы и Вишну.

С развитием идолопоклонства изменился характер ритуала буд­дийского культа и в скульптуре и в живописи появились (ранее запре­щавшиеся) изображения Будды. Пышные и торжественные шествия буддистов в праздничные дни вокруг грандиозных и великолепных ступа с участием больших народных масс, имевшие место в раннюю эпоху, сменило более скромное и замкнутое по характеру исполнение ритуала. Строительство больших новых ступа почти прекратилось, а те, которые сооружались, изменили свою прежнюю форму полусферы, приняв башнеподобную, цилиндрическую, Об этом свидетельствует Сюань-Цзан, называя ступа башней[41]. Из поздних сооружений этого ти­па известен ступа в Сарнатхе, принявший после неоднократных пере­делок в VII в. цилиндрическую форму с основанием из камня и кир­пичным верхом с декоративной резьбой по терракоте. В нишах ступа были установлены статуи Будды.

Имеются поздние ступа, внутри которых сооружены помещения целл, где стояли статуи Будды. Ступа в Мирпуре (Синдх) имеет три целлы. Подобные буддийские культовые сооружения, в которых сов­мещаются функции ступа и храма, получили широкое распростране­ние в Бирме.

В VII в. ступа вместе с религией буддизма оставил свою родину и перекочевал в страны Дальнего Востока — Китай, Японию, заняв глав­ное место среди культовых сооружений архитектуры Бирмы, Явы, Цей­лона. В каждой из этих стран ступа принял свои специфические формы.

Два других вида сооружений буддийского культа: храм — чайтья и монастырь — вихара, по всей вероятности. наиболее тесно связанные с формами народного и гражданского зодчества, проявили особую живучесть, продолжая функционировать в средневековой храмовой архитектуре.

Буддийская чайтья[42] — это храм-молельня, в котором молящиеся совершают обряд поклонения ступа. Буддийские храмы — чайтья ста­ли создаваться после того, как появился материальный предмет культа в виде ступа и возникла необходимость в сооружении закрытого по­мещения для хранения реликвий и для молящихся. До этого все обря­ды проводились на открытом пространстве.

Буддийская чайтья в типичных формах аналогична ранней хрис­тианской базилике: продолговатый трехнефный зал, закругленный в торце апсидой, в которой стоит ступа. Перед входом в чайтья обычно размещались открытый вестибюль и расположенный впереди него дворик. Перед входом во двор нередко ставились одна или две от­дельно стоящие массивные колонны со скульптурным завершением. Стена, отделяющая вестибюль от дворика, и ограда двора нередко сооружались из кирпича и дерева, и потому во многих случаях не уце­лели.

Перекрытием для чайтья служил свод, выведенный по деревянным арочным фермам или по изогнутым дугой деревянным ребрам. В скаль­ных чайтья такой вид перекрытия воспроизводился целиком в камне, а на фасаде очертания свода повторялись в огромном подковообраз­ном оконном проеме, называемом также чайтья. Классическим приме­ром храма-чайтья может служить пещерная чайтья в Карли I в. до н. э.

К периоду раннего средневековья относятся два пещерных хра­ма— чайтья № 19 и 20 в Аджанте[43] и чайтья № 10 в Эллоре.

Чайтья № 1 9 и 26 в Аджанте в своей планировке сохранили многие традиционные черты ранней базилики.

Открытый внутренний дворик, замкнутый с трех сторон и имевший со стороны входа, по всей вероятности, деревянную ограду, хорошо сохранился лишь в раннем чайтья Кришнаджири в Канхери II з. до н. э. В других храмах, включая и чайтья в Аджанте, наличие дворика, огоро­женного деревянными стенами, можно лишь предполагать. Свободно стоящие колонны перед вестибюлем, придававшие ранним чайтья ве­личие, в храмах Аджанты отсутствуют. Здесь также не сохранилась стена, отделяющая вестибюль от наружного пространства, столь харак­терная для ранних примеров в Канхери, Бедсе и др. Перед зрителями сразу же раскрывается не имеющий перекрытия вестибюль со сплошь покрытыми рельефами тремя фасадными плоскостями. Боковые сторо­ны расчленены по высоте на три этажа и нижнюю массивную цоколь­ную часть. Главная плоскость прорезана огромным проемом так назы­ваемого солнечного окна, придающего специфический облик фасаду храма-чайтья и потому получившему одноименное с ним название чайтья. Очертание арочного проема в храме-чайтья в Аджанте стало более упругим, приближающимся больше к форме подковы. Внизу, под оконным проемом, расположены три входа.

Центральный вход предназначен для священнослужителя, к нему подходит пандус. Подходы к боковым проемам имеют небольшое уг­лубление, наполненное водой для омовения ног.

Солнечный свет довольно глубоко проникает сквозь оконный про­ем. Внутри помещения стоят почти прижатые к стене массивные столбы, оставляя узкие проходы для совершения церемонии обхода ступа. По колоннам уложен архитрав, на него опирается свод. По сравнению с

1600

П 1с1101 1сш 101101101101011011011011^:

СТУПА

П Ю1 Р1 КМ 101ЕЖВДШН

АОО О АОО

Д^оос

Карли. Скальный храм — чайтья, I в. до н. э. Фа­сад, план, разрез

Аджанта. Комплекс сооружений вихара и чайтья, высеченных в скале, II в. до н. э. — VII в. н. э.

Ранними постройками в храме Аджанты более выявлена несущая кон­структивная роль столбов, а характерная для ранних сооружений ими­тация деревянных прототипов менее заметна. В интерьере чайтья в Аджанте колонны стоят прямо, в то время как в храме в Карли колон­ны слегка наклонены внутрь, так же как это делалось с деревянными столбами, у которых наклон был вызван конструктивными соображе­ниями— противостоять распору и осевому давлению тяжелой сводча­той деревянной кровли.

Сильно изменился характер самого столба. В храме в Карли были восьмигранные столбы с капителью в форме опрокинутого колокола, поддерживавшего на карнизе, состоящем из трех полочек, скульптур­ную группу. Колонны в Аджанте круглые в сечении, с приплюснутой подушечной капителью и квадратной плитой-абакой, на которой лежит консоль с большим выносом и опирающимся на нее антаблементом.

В своде, перекрывающем интерьер чайтья в Аджанте, изображе­ны в камне деревянные ребра, а в Карли, например, до настоящего времени сохранились дугообразные ребра из тикового дерева, при­крепленные к потолку, и остатки стропил деревянной фермы, поддер­живавшей оконный проем.

Аджанта. Чайтья № 26, 600—642 г. н. э. Общий вид

Аджанта. Рельеф в чайтья № 19. VIII в. Владыка змей со своей супругой.

Эллора. Чайтья № 10, высеченная в скале, 700—750 гг.

На примерах поздних чайтья в Аджанте особенно заметны изме­нения, происшедшие в декоративном убранстве. В чайтья в Карли глав­ным мотивом декора фасадных плоскостей выступали архитектурные формы. Плоскость была расчленена на три этажа, отделенные друг от друга по высоте рельефными изображениями деревянной ограды — парапета и ложными дверными и арочными проемами — чайтья. Скульптурные изображения людей и животных располагались на уров­не человеческих глаз. В интерьере гладкими оставались стволы колонн и плоскости стен, но, судя по сохранившимся следам, не исключалось применение живописи и цвета.

В Аджанте сильно увеличилось пластическое богатство декора. Фасадные плоскости покрыты сплошь рельефными изображениями фигур Будды различной величины. Тонким орнаментальным узором покрыты стволы колонн. Эта тенденция к перегруженности и измель — ченности деталировки в пластическом декоре замечается при сравне­нии чайтья № 26, созданной в 600—642 гг. с более ранней чайтья № 19, сооруженной в VI в.

Дальнейший отход от деревянных прототипов также наблюдается в чайтья № 26. Карнизы, состоящие как бы из наложенных друг на друга деревянных досок, воспроизводившиеся в ранних пещерных со­оружениях, сменили карнизы в форме четвертного вала с рельефными изображениями миниатюрных арочек чайтья — мотив, называемый ку­ду, прочно вошедший в декор средневековой храмовой архитектуры. Исчезли с фасада выступавшие в ранних чайтья квадратные торцы ба­лок, поддерживавших свод.

Единственным примером чайтья в Эллоре и последним в истории индийской архитектуры явился пещерный зал № 10, продолговатый в плане, с апсидальным закруглением против входа и сводчатым пере­крытием, но уже утративший отдельные традиционные черты, харак­терные для чайтья в Аджанте, Карли и других местах. Огромный под­ковообразный проем чайтья был заменен портиком с архитравом и колоннами, над которыми очерчен лишь отдаленно напоминающий подкову чайтья закругленный проем. В интерьере вместо ступа постав­лена статуя Будды. Из композиции исчез также традиционный, распо­ложенный впереди дворик.

Наземных буддийских чайтья уцелело в оригинале немного. В Сан — чи имеются два храма № 18 и 40, сооруженные в VII в. в каменной кладке на месте ранее стоявших деревянных храмов и повторившие, по-видимому, их старые формы храма типа чайтья, т. е. они имеют продолговатую в плане форму с апсидальным закруглением и свод­чатым перекрытием.

В районе Северного Декана сохранились построенные из кирпича два храма в Tepe (древний город Тагара) и храм Капотешвара в Чезар — ле, датированные IV—V вв. Предполагают, что эти храмы были буд­дийскими храмами типа чайтья, а позднее приспособленными для брахманского культа. В храмах в Tepe имеются поздние пристройки (VI—VII вв.) залов для молящихся — мантапам, имеющих плоское пе­рекрытие. Все три храма — небольших размеров (длина не больше 9 м), продолговатые в плане с апсидальным закруглением и сводча­тым перекрытием.

В храмах в Tepe сохранились остатки деревянных балок перекры­тия и прекрасных резных дверных порталов со скульптурным фризом; сводчатый потолок, сооруженный постепенным напуском горизонталь­ных рядов кирпичной кладки; на наружных стенах выведены в кирпиче тонкие пилястры, похожие на деревянные стойки каркаса, и сохрани­лись следы штукатурки (размеры кирпича храмов в Tepe — 42,5 X X 22,5X7,5 см и 23,7X26,6X7,5 см). Встречаются отдельные кирпичи более 60 см длиной, использованные для перекрытия пролетов окон и дверей, но, как правило, для этих целей употреблялись деревянные или каменные балки. Между рядами кирпича, очень тщательно приг­нанного друг к другу, был, по-видимому, илистый раствор. В рядах кладки соблюдена перевязка швов и чередование тычков и ложкоз. В постройках в Tepe встречается декоративная резьба по дереву и по кирпичу. Резьба по кирпичу производилась, как это было принято в Южной Индии, по всей поверхности кладки по окончании работ. В Бенгалии часто встречается такой же метод работ.

У всех храмов имеется массивный карниз в форме четвертного вала, опоясывающий здание в месте стыка сводчатого перекрытия и стен. Храм в Чезарле в отличие от других имеет арочные оконные проемы и плоский потолок (сооруженный, возможно, позднее), при­крывающий сводчатую конструкцию.

145

В Айхоле имеется интересный пример средневекового храма, со­хранившего формы чайтья, продолговатый в плане с апсидальным за­круглением. Это храм Дурги, сложенный из тесаного камня около 500 г. В отличие от обычных храмов, повторяющих формы чайтья, храм Дурги имеет не сводчатое, а плоское перекрытие, на котором возвышается башенная надстройка-шикхара. Внутри помещения име­ется также одна особенность, характерная для храмов средневекового типа, — крытый коридор, опоясывающий святилище. В храме Дурги этот коридор осуществлен в виде открытой галереи с каменными столбами. Внутренние стены галереи прорезаны оконными проемами, заполненными каменной ажурной решеткой, чередующимися с ниша­ми, в которых стоят статуи божеств. Рельефный фриз с изображениями карликов, как бы поддерживающих верх здания, опоясывает нижнюю часть цоколя. Такой же фриз на цоколе встретится позднее в южно­индийском зодчестве.

А. А. Короцкая

Айхоли. Храм Дурги, V в. Общий вид, план

В храме Хуччималигуди в Айхоли, сооруженном, возможно, од­новременно с храмом Дурги, имеющем с ним много общего, но менее сохранившемся, обращает внимание нововведение в плановой компо­зиции в виде промежуточного помещения между святилищем и за­лом для молящихся, называемом антарала (пронаос). Этот храм не имеет апсиды.

Храмы типа чайтья, строившиеся в дереве и кирпиче, очевидно, были широко распространены по всей стране. Даже на крайнем Юге в одних из первых каменных сооружений брахманского храма появи­лись те же формы чайтья в знакомых ратхах Накула-Сахадева, Ганеша и Бхима Мамаллапурама. Формы чайтья повторяются в каменном хра­ме IX в. в Тируттани.

Третий характерный тип сооружений буддийского культа — вихару было бы не совсем правильно считать сооружением культа до тех пор, пока в ней не стали совершаться культовые обряды. Обычно вихарой или сангхарамой в древности называли здание монастырского обще­жития. Причем вихарой было принято считать любую многоэтажную пирамидальную постройку. Китайские пилигримы Фа-Сянь и Сюань — Цзан называют храмы башенного типа вихарой, например храм в Будх Гайе. В период раннего средневековья, когда отжизали старые типы сооружений буддийского культа — ступа и храм-чайтья, вихара стала преобразовываться в новый тип храма. Кельи превращались в целлы с установленными в них статуями Будды, или джайнских святых, или же брахманских богов, а общий зал приспособлялся для совершения ритуала. Вихару, совмещающую в себе функции монашеского обще­жития, лучше называть сангхарамой в отличие от вихары, функциони­рующей в роли храма.

В Аджанте имеется 20 пещерных залов типа вихары, созданных между 400—642 гг. В поздних примерах вихара уже преобразована из общежития в буддийский храм, но при этом сохраняется прежняя пла­нировка, характерная для ранних примеров в Кондейне, Насике и дру­гих местах.

Простейший тип вихары представляет собой зал с плоским пере­крытием, окруженный с трех сторон помещениями келий или целл и имеющий вытянутую по фасаду террасу-портик со столбами. С увели­чением размеров вихары и появлением поэтажного расположения ви — хар друг над другом план вихары усложнился за счет введения одного, а в некоторых случаях двух дополнительных рядов столбов.

В Аджанте залы № 16 и 17, прославленные стенными росписями, были созданы в 470—480 гг. (в эпоху Гупт) и залы № 1 и 2 — з 600— 642 гг. по заказу крупного феодала-министра Вакатака при Харишене, царе чалукийского государства.

Эти залы значительны не только по своим росписям, но и по ар­хитектурной композиции, размерам и богатству пластического декора. В этих четырех залах свободное центральное пространство отделено от стен довольно массивными столбами, оставляющими сравнительно узкие проходы по сторонам. В стенах прорублены богато обрамлен­ные входы в небольшие целлы, внутри которых стоят статуи Будды. Плоский потолок разбит на несколько декоративных панелей, покры­тых живописным геометрическим и растительным орнаментом. Плос­кости стен заполнены сюжетной живописью.

Более поздние вихары № 1 и 2 сравнительно с залами № 16 и 1? отличаются большим богатством декора, тонкостью деталировки и сложностью рисунка. Вход в залы оформляют два столба наружного, портика, поддерживающие скульптурный фриз.

Аджанта. Вихара № 16, высеченная в скале, VI в. Интерьер, план

Между 500—600 гг. были созданы пещерные сооружения типа ви — хары в Багхе, отличающиеся от залов Аджанты большей простотой декора, но не уступающие в качестве стенных росписей.

\ В архитектуре Эллоры господствует тип вихары, преобразованный в храм, т. е. обширный, многоколонный зал, почти квадратный в плане, с окружающими его по трем сторонам целлами и портиком-террасой со стороны главного входа (всего в Эллоре 33 вихары).

В некоторых случаях эти залы высечены один над другим в два и три этажа, так называемые Дон-Тхал и Тин-Тхал. Эти залы окружают открытый внутренний дворик с трех сторон. Тин-Тхал (зал № 12) яв­ляется самым большим и интересным по архитектурному замыслу. Он представляет новый тип буддийского храма. Сквозь ворота, ведущие во внутренний дворик, виден величественный, строго декорированный, фасад трехэтажного здания, высеченного в скале, оформленного по­этажно одинаковыми восьмиколонными портиками.

На первом этаже расположен многоколонный зал с центральным святилищем и маленькими целлами по бокам, в которых стоят статуи Будды. На втором этаже многоколонный зал имеет одно святилище и окружен галереями с заполняющими всю стенную плоскость камен­ными рельефами, похожими на огромные иконостасы на сюжеты из легендарной жизни Будды. На третьем этаже зал разделен на пять не­фов различной ширины, благодаря чему образуется как бы крестооб­разная форма в плане. Зал окружен кельями, предназначенными для монахов.

Из брахманских пещерных храмов типа вихары наиболее значи­тельный зал, называемый Рамешвара, был построен в VII в. В центре его двора стоит статуя священного быка Нанди (храм посвящен богу Шиве). Вокруг святилища устроен коридор, необходимый для церемо­нии обхода — прадакшина. План пещерного брахманского храма мало отличается от плана наземного храма. Храмы имеют центральное свя­тилище, окруженное дополнительными целлами, зал для молящихся — мантапам и входной портик.

По разнообразию и богатству пластического декора Эллора пре­восходит Аджанту. В Аджанте можно проследить на произведениях оГ^| II в. до н. э. до VII в. процесс развития и усовершенствования форм и пропорций и переход от откровенной имитации в камне деревянных форм к освоению каменных. В Эллоре этот процесс мы видим завер­шенным. Столбы отличаются архитектоничностью, пропорционально­стью форм, гармоническим сочетанием конструктивных и декоративно — пластических элементов.

На стенах, за рядами колонн, приподнятых на метр от пола, до самого потолка развертываются монументальные каменные компози­ции с изображениями богов и мифологических героев. Поражает конт­раст в содержании и характере скульптурных образов буддийской и брахманской скульптуры. Монотонному ряду застывших в незозмути — мом спокойствии статуй Будд противопоставлены многообразные, сложные по формам, многофигурные композиции брахманских божеств.

Эллора по истине представляет грандиозный музей легенд и ми­фов, слагавшихся в течение тысячелетий, передававшихся изустно из поколения в поколение и увековеченных теперь в камне.

По цельности и органичности слияния архитектурных форм с де­коративными выделяется брахманский пещерный храм Дхумар Лена, необычный в плане, созданный в Эллоре между 580—642 гг. Сущест­вует еще лишь два подобных ему примера: храм Джогешвара на остро­ве Салсетте и храм Шивы на острове Элефанта, VIII в. Каждый из этих трех храмов, крестообразный в плане, имеет три входа, а в центре за­ла стоит самостоятельный объем святилища с одним входом. По обе стороны входа в святилище стоят фигуры стражников-дварапала. По­добная планировка пещерных храмов в Эллоре и Элефанте повторяет форму плана брахманского храма Ладкхана з Айхоле, созданного еще в V в. в каменной кладке.

В этот переходный период, когда еще не установились формы и композиция храма нового типа, приспособлялись ранее сложившиеся

Остров Эпефанта (Гхарапури). Скальный храм, VIII в. Интерьер

В гражданском и культовом зодчестве виды сооружений. К одному из них и принадлежит храм Ладкхана в Айхоле. В нем представлен зна­комый нам тип общественного здания сантхагара. Храм представляет собой квадратный многостолпный зал, внутри которого содержится замкнутый объем целлы с единственным входным проемом и стоящей впереди большой статуей священного быка Нанди (храмы, посвященные богу Шиве, имеют перед входом в святилище статую быка Нанди). В стенах имеются оконные проемы, заполненные сквозной каменной решеткой. Во входном портике сохранились идущие по внутреннему периметру каменные скамьи, а снаружи — широкий уступ — асана, предназначенный для сидения. Простые, квадратные в сечении столбы выходят на террасу-портик, углы здания оформлены пилястрами. Пи­лястры имеют слегка суженный кверху ствол и капитель в форме квад­ратной плиты-абаки с лежащей под ней сплюснутой круглой подушкой (похожей также на форму тюрбана). Такая форма капители получила широкое распространение в более позднем монументальном южно­индийском зодчестве. Стены храма воздвигнуты из больших каменных блоков, соединенных железными штырями, без связующего раствора. Массивный карниз в форме четвертного вала сближает этот наземный храм со скальными сооружениями.

Структура многостолпного зала с плоским перекрытием храма Ладкхана характерна для многоколонных залов — мантапам, предназ­наченных для приюта паломников, но по плану мантапам варьируются.

В храмах в Айхоле, возникших несколько позднее храма Ладкхана, святилище выделено в самостоятельный объем, а многостолпный зал к нему примыкает.

В храмах, сохранившихся на территории бывшего Чалукийского (или Раштракутского) государства, залы для молящихся, как правило, квадратные в плане, а в храмах Паллавского государства чаще прямо­угольные. Первые известные храмы брахманской религии на Крайнем Юге, созданные при Паллавах в VII в., были высечены в скалах[44].

Это были храмы типа мантапам, в виде углубленной в скалу тер­расы или лоджии с одним или несколькими рядами внутренних колонн и крошечными квадратными в плане святилищами (1X1 м), высечен­ными в задней и боковых стенах террасы. Фасад храма-мантапам имел обычно вытянутые пропор­ции. Размеры мантапам не — Гщ| I

TOC \o "1-3" \h \z большие — высота от 4,5 до —— н ‘

6 м, длина фасада в сред — I /

Нем от 7 до 9 м, а глубина ° \| в їj,————— /

7,5 м вместе с целлой. Н

Во всех этих несложных D Ц ^ Г~

По структуре сооружениях ———- —————- ‘—- ¦

Храмов-мантапам архитек — святилищ ру турную композицию состав — j ; fy—

ляют столбы, архитрав, кар­низ, пилястры и обрамления ниш для скульптуры.

Прототипом для стол­бов, по всей вероятности, послужили формы деревян­ных колонн местного проис­хождения.

Остров Элефанта. Скальный храм, VIII в. План

Здесь, в камне очень точно воспроизведена до­вольно обычная деревянная стоечно-балочная система с применением консоли. В ранних мантапам столбы массивные и довольно при-

Остров Элефанта. Скальный храм, VIII в. Столб в интерьере

Митивные. Столб разделен по высоте на три части с квадратными ниж­ним и верхним сечением и восьмигранной средней частью. Тяжелая подбалка, обрубленная под углом в 45° или закругленная волнистой резьбой, образует капитель, поддерживающую архитрав.

К концу второй четверти VII в. в пещерных сооружениях Бхайра — ваконда и Ундавалли появился новый тип довольно стройной колонны. Ее утончающийся кверху круглый ствол заканчивается в основании фи-t — гурой сидящего льва и завершается капителью в виде сплющенного тюрбана и квадратной плиты. Сверх капители лежит консоль, на кото­рую уложен архитрав. Этот новый тип колонны положил начало так называемому паллавскому ордеру, сохранившему свое значение в храмовой архитектуре Юга до XVIII в.

В глубине мантапам за колоннами видны высеченные на зад­них стенах рельефно-пластические композиции с изображением на ре­лигиозно-мифологические сюжеты.

Ранние сооружения начала VII в., например в Тиручирапалли, на­столько просты, что даже лишены карниза. Впервые карниз в форме четвертного зала появляется в Паллавараме, а затем, несколько позд­нее,— в Могалраджапураме; на карнизе имеются рельефные изобра­жения мотива куду — миниатюрной арочной чайтья с высовывающимися из них головками людей. Точно такой же карниз с рельефным мотивом «куду» в то же самое время появился в чайтья № 26 в Аджанте и в храмах Камбоджи и Явы. С этих пор валиковая форма карниза с мо­тивом куду стала единственной широко принятой в монументальной архитектуре Юга и Северного Декана. Такая же форма карниза изоб­ражена на стенописях в Аджанте.

В мантапам Мамаллапурама поверх карниза изображен в рельефе парапет, весьма примечательный по форме. Он состоит из череду­ющихся двух миниатюрных объемов: чайтья и альпапрасада. С этих пор рельефное изображение парапета стала постоянной чертой декора храмов Юга.

Практику скального строительства на юге Индии завершили в по­следней четверти VII в. монолитные ратхи Мамаллапурама. Эти произ­ведения служат для нас лишним доказательством того, что на переход­ной стадии храмового строительства использовались различные виды и формы построек, известных в гражданском строительстве. Такими были те многочисленные храмы, которые строились из дерева, глины, кирпича и не смогли из-за своей недолговечности сохраниться.

Значение монолитных сооружений Мамаллапурама не исчерпы­вается только этим. Основанные на древних прототипах чайтья и вихара, ратхи послужили в свою очередь прототипом для двух ос­новных объемов южноиндийского храмового комплекса: святилища — виманы, завершенного башенной надстройкой (подобной ратха Дхар-

Остров Элефанта. Скальный храм, VIII в. Барельеф в интерьере Обруче­ние Шивы и Парвати

Мараджа) и надвратной башни гопурам, оформляющей вход в комп­лекс (подобный ратхе Ганеша). Ратхи Мамаллапурама ознаменовали на крайнем юге Индии переход от каменного пещерного зодчества к на­земному в каменной кладке.

Развитие нового ведущего типа монументального зодчества — средневекового храма в каменной кладке. Первые монументальные постройки буддийского культа, высеченные в скалах, совпадают со временем наивысшего расцвета рабовладельческого строя — с эпохой правления Ашоки в III в. до н. э.

Ко времени распада рабовладельческих отношений относится за­вершение скального строительства и создание последних по времени памятников буддийского культа.

С развитием феодализма создается новый тип сооружений — храм, исполненный в новых строительных материалах и технике — в каменной кладке. С этих пор начинается новый этап в истории индий­ского монументального каменного зодчества, которая примерно с V в. по XIII в., а в Южной Индии (не подпавшей под власть мусульманских феодалов) по XVII в. включительно сводится по существу к истории ар­хитектуры средневекового храма, отражавшего религиозное мировоз­зрение индуизма, сменившего господствовавшую в течение почти ты­сячелетия буддийскую религию. На известных, дошедших до нас па­мятниках раннего средневековья, прослеживается отказ от вековых методов скального строительства, старых типов сооружений: ступа, храма-чайтья и буддийских монастырей, медленное и постепенное от — живание старых форм, использованных нередко в новых целях, и соз­дание нового типа храма.

Весьма знаменательным явилось окончание практики пещерного строительства, совпавшее с отмиранием в VIII в. в Индии буддизма и прекращением строительства буддийских культовых сооружений. Ме­тоды и формы скальной архитектуры не соответствовали новым тре­бованиям религиозной концепции брахманского культа.

Средневековое храмовое зодчество в каменной кладке, судя по уцелевшим памятникам, стало развиваться с V в. К этому времени от­носятся первые известные храмы брахманской религии, которая вновь стала пользоваться покровительством со стороны правящих кругов. Из древнеиндийских литературных источников известно, что храмы брахманской религии сооружались из недолговечных материалов еще в добуддийскую эпоху (ранее VI в. до н. э.) и потому не сохранились. Они были двух видов: в форме «открытых храмов», представлявших собой замкнутый с трех сторон прямоугольный двор, в центре которо­го ставился жертвенник или идол, и в виде примитивных построек, ча­ще круглых или квадратных в плане с конусообразной или четырех­скатной соломенной крышей, внутри которых иногда ставилась статуя

Бадами. Портик скального храма типа вихары, VI в.

Божества. Подобные храмы изображены на рельефах в Бхархуте. Рат — ха Драупади представляет тот же тип.

Термины, которые приводятся в древнейших текстах, раскрывают нам понимание функций храма последователями брахманского куль­та’. Так, например, «девалая», «деваятана», «девакула», «девагриха»— соответственно означали: жилище бога, местопребывание божества, внутреннее помещение для божества. Храм мыслился не иначе как божья обитель и как священный памятник, которому следует покло­няться. Храм не означал места совершения религиозных обрядов, ко­торые чаще всего происходили на открытом пространстве или в «от­крытых храмах».

Поклонение храму начинается так же, как и поклонение ступа, с церемонии обхода вокруг предмета культа называемого прадакшина, после чего поклоняются самому храму и статуе божества с преподно­шением различных даров — пуджа, сопровождаемым молитвой мантра, произносимой в честь божества. Индусский храм должен быть обозрим со всех сторон и поэтому не имеет главного фасада.

Большое значение в истории средневекового храмового зодчества имеют те немногие ранние храмы, которые сложены из тесаного кам­ня, сохранившиеся на территориях бывших государств Гупт (в цент­ральных районах Индии), Чалукьев (в районе Северного Декана, штат Майсура).

Первая группа храмов была расположена в городах Санчи, Удай­гири, Тигаве, Еране, стоявших на большом торговом пути, соединявшем Паталипутру и другие города Восточного Побережья с Западным пор­том Бхригукачха. Первый, известный нам, брахманский храм был соз­дан в Удайгири по заказу Чандрагупта II между 380—401 гг. Он пред­ставляет собой высеченное в скале святилище, имеющее интерьер в форме куба. Пристроенный со стороны входа портик состоит из четы­рех широко расставленных между сбой монолитных каменных стол­бов и архитрава. Столбы имеют капитель типичного индийского мотива вазы с растением. К ранним примерам наземного зодчества в каменной кладке относятся храмы в Санчи №17, 415 г., Тигаве и Еране. Они мало отличаются от пещерного храма в Удайгири. Тот же кубический объем святилища и тот же четырехстолпный портик. Все эти храмы имеют плоское перекрытие, гладкие наружные стены и карниз в форме чет­вертного вала. По своей композиции и формам, скромным размерам (высота 5—6 м) эти храмы приближаются к частично сохранившимся храмам из кирпича в Начха-Кутхаре и Билсаде. Они также вызывают

Северного типа

ХРАМОВЫЙ КОМПЛЕКС МАЛУРА ЮЖНАЯ ИНДИЯ XII-XVII ВЕКА

Храм

В УДАЙГИРИ"

Ок. /(оог.

Храм ладкхана в айхоли

Около 45ог

Храм в бхитагаоне (кирпичная кладка)

Около 4оог.

Храм в деотархе 0K.500 г.

Храм дурги в айхоли

Около 5оог декам

А-аревнии храм сундаресвар’а Б-храм мичакшидеви

Таблица — формирование храмового комплекса

Ассоциацию с греческим храмом Ники в Афинах, выражая ту же самую религиозную и архитектурную концепцию: храм — это святилище.

В архитектуре храма № 17 в Санчи сохранились отдельные пере­житки старых форм. Так, например, в его интерьере имеется располо­женное против входа апсидальное закругление, характерное для чайтья, которое не встречается в брахманских храмах в Тигаве и Еране.

Храм № 17 в общем выгодно выделяется среди ранней группы храмов в Тигаве и Еране изяществом пропорций, простотой архитек­турной формы и более утонченным рисунком декора, тщательностью выполнения строительных работ и отделки. С его гладкими наружными стенами хорошо контрастируют покрытые богатой резьбой капители столбов, антаблемент и дверное обрамление.

Храмы в Тигаве и Еране сравнительно с храмом № 17 в Санчи бо­лее приземистые, имеют более широкий интерколумний в средней части портика. На боковых стенах выделяются пилястры и профилиро­ванный архитрав, с крыши свешиваются желоба для стока дождевой воды. В формы капители введен новый мотиз.

Ранние храмы в каменной кладке V в. обычно имели над святили­щем плоское перекрытие. Башенная надстройка, или шикхара, появи­лись, по-видимому, позже — в храмах VI в. Объем святилища, завер­шенного шикхарой, обычно принято называть вимана, а для объема святилища без шикхары употребляется другой термин — прасада. Шикхара, как известно, не имеет утилитарного назначения, судя по то­му, что чаще всего она представляет груду камней, уложенную в фор­ме пирамиды сверх плоского перекрытия. Появление шикхары, совер­шенно очевидно, было вызвано желанием зодчих возвеличить сооруже­ние самого святилища, являющегося «святая святых» храма. В дальней­шем шикхара возрастала в своих размерах и декоративном богатстве так же, как и наружные стены святилища стали с течением времени покрываться обильным пластическим декором. Это вполне соответст­вовало назначению средневекового храма — служить местом ежеднев­ной проповеди религиозных идей. Обозрение храма даршана и покло­нение ему входило в религиозный ритуал.

Форма шикхары определила два основных типа храма: южного (или дравидийского) и северного (или индо-арийского). Для южного типа храма характерна шикхара в виде ступенчатой пирамиды, завер­шенной многогранным, колоколообразным перекрытием, а для север­ного— шикхара параболических очертаний, с приплюснутым коль­цом — амалака — наверху.

Возникновение шикхары вызвало ряд предположений. В отноше­нии башни северного (или индо-арийского) типа параболического очер­тания была сделана попытка {довольно убедительная) доказать, что ее происхождение идет от жилого дома с перекрытием, подобным купо­лу параболического очертания с вертикальными ребрами. Такой тип перекрытия жилых домов преобладал в особо влажных районах Вос­точного Побережья (в Ориссе и Бенгалии) в начале нашей эры. По ут­верждению индийского ученого Рамапрасада Чанды такие дома — бам­буковые или деревянные — явились прототипом индо-арийского храма с шикхарой[45].

Некоторые исследователи придерживаются мнения, что форма шикхары заимствована из форм сооружения, которое вывозилось на колеснице — ратхе во время религиозных процессий вместе со стату­ей божества[46]. Храмы в виде божественной колесницы ратхи с камен­ными изваяниями скачущих коней встречаются в Ориссе и Южной Индии.

Были также попытки доказать, что башня северного типа разви­лась из буддийских ступа, постепенно изменяя полусферическую фор­му на продолговатую, а формы чайтья и буддийские «зонты» ступа постепенно образовали шикхару[47].

Выдвигается еще одно предположение со стороны Крамриш, кото­рая считает, что шикхара северного или индо-арийского типа развилась из форм культового сооружения ведической эпохи (XV—X вв. до н. э.), построенного из бамбука. Столь отличный от башен северного типа, пирамидально-ярусный верх южноиндийских храмов, по мнению Крам­риш, сложился под влиянием форм ведического алтаря[48].

В этой же связи Крамриш обращает внимание на характер скульп­турного фриза цокольной части храмов, в которой встречаются изоб­ражения голов людей и животных. По ее мнению, это является отобра­жением того периода, когда на алтаре совершались жертвоприношения. Отсутствие арок и сводов в конструкциях и исключительное примене­ние стоечно-балочной системы в индийском зодчестве Крамриш объ­ясняет исходя из своей теории происхождения средневековых храмов от форм ведического алтаря. Она утверждает, что такая форма шин — хары сложилась в результате применения наложения друг на друга го­ризонтальных рядов бревен или кладки.

Наиболее убедительной является точка зрения тех исследовате­лей, которые находят в культовом зодчестве прежде всего преемствен-

11 А. А. Короцкая

Паттадакал. Храм северного типа, V в.

163

Ную связь с народной архитектурой, в первую очередь с формами жилища. Многоэтажные дома пирамидально-ярусной композиции опи­сываются в древней литературе (например, «Манасара»). В культовой же архитектуре шикхара развилась позднее. Многоэтажная башенная надстройка, характерная для шикхары южноиндийского храма, была за­имствована из гражданских сооружений подобного типа. В ранних храмах на каждом этаже имелось внутреннее помещение для статуи (как в хра­ме Кайласанатха в Канчипураме). В более поздних храмах, как, напри­мер, в Большом храме в Танжуре X в., в котором шикхара, возвыша­ющаяся над святилищем, стала полая внутри, а этажи — иллюзорными, превратившись в декоративный мотив.

К VI в. окончательно сложилась объемно-пространственная струк­тура средневекового храма, которая была воспринята почти целиком в одинаковой степени последователями брахманской, джайнской и буд­дийской религий. Ядро храма составляет кубический объем святилища с внутренним помещением для статуи божества или его символа гарб — хагриха (в переводе означает буквально — чрево храма). Вокруг свя­тилища в некоторых храмах имеется крытый темный для церемонии обхода храма коридор — прадакшинапатха, который не обязателен для храмов Ориссы и Майсура. В южноиндийских храмах святилище окру­жено двойным, а иногда тройным кольцом стен.

Необходимым элементом храма с VI в. стал зал для молящихся мантапам, прямоугольное или квадратное в плане помещение с колон­нами внутри и чаще всего плоским или же сплющенным, ложно-ку­польным (сооруженным путем напуска рядов кладки) перекрытием. Промежуточное помещение между мантапам и святилищем называет­ся антарала. Портик, оформляющий вход в мантапам, именуется ард — ха-мантапам. Нередко встречаются храмы с несколькими святилища­ми[49]. Храм центрической композиции из пяти святилищ называется пан — чаятана (пятиштучный).

К VI в. относятся наиболее ранние, известные хорошо сохранив­шиеся храмы в Сирпуре, Будх-Гайе, Деогархе, Бхитаргаоне — квадрат­ные в плане, с входными портиками и башенным верхом — шикхарой. Наиболее известен буддийский кирпичный храм Махабодхи в Будх — Гайе, подвергавшийся в XIV в. реставрации. Его современный вид сов­падает с описанием китайского пилигрима Сюань-Цзана VII в.[50] Это пи­рамидальное сооружение, стоящее на высокой платформе, окружено четырьмя башнями, подобными по форме расположенной в центре главной башне. Все башенки завершены каннелированным кольцом — амалака.

Наиболее законченным из северной группы памятников наземного храмового зодчества в каменной кладке является храм Дасаватара в Деогархе VI в. Он имеет центрическую композицию в форме креста, получившую широкое распространение в храмах Камбоджи и Таилан­да. К главному объему святилища примыкают с четырех сторон порти­ки, соединенные с ним коридорами. Над святилищем возвышается силь­но разрушенная в настоящее время шикхара в форме пирамиды, вы­ложенной из каменных пластов. Вся композиция храма с высоким цо­колем, башенным завершением и великолепным скульптурным фри­зом, опоясывающим его цокольную часть, делает храм похожим на скульптурный монумент.

Вторая известная группа памятников V—VII вв., сложенных из те­саного камня, расположена в районе Северного Декана в триаде сто­лиц господствовавшего в этом районе Чалукийского государства: Ай — холе, Бадами и Патадакалэ.

Этот район, занимающий промежуточное положение между Югом и Севером, считают колыбелью средневековой храмовой архитектуры. Здесь можно проследить зарождение архитектуры двух типов сред­невекового храма: северного (индо-арийского) и южного (дравидий­ского).

В Айхоле находится около семидесяти сохранившихся в руинах храмов, из которых тридцать заключено в стены крепостного ансамбля. Из них наибольшую известность получили храмы Ладкана и Дурги.

В конце VI в. столица из Айхоли была перенесена в более живо­писное и защищенное горами место — в Бадами, на берегу озера у подножья гор. Здесь, как об этом гласит надпись на одном из храмов, в 578 г. были высечены в скалах три брахманских храма и один джайн — ский. Около 600 г. напротив них были воздвигнуты два брахманских храма — Махакутешвара и Малагетти Шивалая, сложенных из тесаного камня. Сравнительно с пещерными храмами, отличающимися изящест­вом и богатством декоративной обработки, наземные храмы выглядят довольно примитивно — в освоении техники каменной кладки не было еще достигнуто мастерства; столбы кажутся слишком массивными, а формы грубыми. Тем не менее, как видно, предпочтение в строи­тельстве было отдано наземным сооружениям, так как пещерное зод­чество не удовлетворяло требованиям нового заказчика.

Прогресс в строительной технике обнаруживается в джайнском храме Мегути, построенном в Айхоле в 634 г.: в кладке уже примене­ны более мелкие и более тщательно обработанные каменные блоки. Декор так же, как и в других храмах, был нанесен после того, как бы­ла закончена кладка.

Бадами. Храм Малагетти, около 600 г.

В храме Махакутешвара в Бадами впервые встречается шикхарз ¦южного типа в виде надстройки второго этажа с пирамидально-ярус­ным завершением, увенчанным четырехскатным куполом.

С конца VI в. типовые различия в храмовом зодчестве стали про­являться более глубоко и касаться не только шикхары, а также плано­вой и объемной композиции, интерьера, строительно-конструктивных приемов, характера декора и в других отношениях.

Храмовые комплексы VIII в. Период с конца VII по VIII в. харак­теризуется дальнейшим утверждением господства феодалов и брах­манского жречества в общественной экономике. В области религиоз­ной идеологии этого времени отмечается почти полное вытеснение буддизма индуизмом. Поэтому не случайно, что именно в это время развернулось массовое строительство брахманских храмов в больших масштабах. Обогащалось декоративное убранство храмов, усложня­лись их плановые и объемные композиции.

К тому времени на основе традиций народного и культового зод­чества выкристаллизовалась объемно-пространственная композиция храмового комплекса, которая была приведена в соответствие со средневековой концепцией храма, как жилища божества и особен­ностями ритуала. Понятие — храм с этих пор расширилось: из культо­вого здания он превратился в комплекс различных сооружений. На его территории происходило общественное исполнение религиозного ри­туала и собирались массы молящихся. Целла, окруженная атмосферой таинственности и мистицизма, стала частью храмового комплекса, не доступной для большинства людей. Появилась необходимость в орга­низации пространства вокруг святилища — виманы и постройки допол­нительных помещений для обслуживания молящихся. Обязательной частью храмового комплекса становится прямоугольный замкнутый двор — пракарам. На его территории размещались второстепенные святилища, залы и галереи для молящихся, бассейны для омозений и другие подсобные помещения. Храмы обычно обносились оградой. В Южной Индии, как правило, не ограничивались одной оградой, а уст­раивали с внутренней стороны по всему периметру двора крытую га­лерею или же ставили в ряд отдельные, однотипные целлы.

Оформленный таким образом интерьер двора приобретал харак­тер большого зала без верхнего перекрытия. Сама территория двора считалась священной, и вход во двор выделялся особым сооружением. В Ориссе оно имело форму своеобразной арки — торана (так же, как ворота в ограде ступа). В Южной Индии пилон оформлял вход на тер­риторию храма, а позднее — надвратная башня — гопурам. Входы обычно ориентированы на восток.

Во всех храмах брахманской религии различают храмы, посвящен­ные двум главным богам Индии — Шиве и Вишну. На юге превалиру­ют храмы, посвященные богу Шиве, а на севере — богу Вишну, или богу Солнца. В храмах, посвященных богу Шиве, имеется отдельный павильон со статуей священного быка Нанди. Во внутреннем помеще­нии святилища — гарбхагриха в храмах, посвященных Шиве, обычно ставилась эмблема фалуса-лингам призматической или цилиндричес­кой формы, в храмах Вишну — статуи божества. Соответственно изме­нялось содержание скульптуры и рельефоз храмоз.

Храмы джайнской религии больше распространены в Западной Индии и довольно редко встречаются на Юге. По композиции, формам и даже декору джайнские храмы мало отличались от брахманских хра­мов. Для них особенно характерен был двор, окруженный по внутрен­нему периметру непрерывным рядом маленьких целл, в которых ста­вились статуи 24 джайнских святых.

В объемно-пространственной композиции храмов (развивавшихся с VIII по XI вв.) главным стержнем постоянно выступает вимана — наи­более значительный и крупный из всех объемов, входящих в храмовый комплекс. Эта «святая святых», одетая в массивную каменную оболоч­ку, завершенную кверху пирамидон, является предметом поклонения так же, как и заключенное внутри него изображение божества. К этому времени храм, обогащенный пластическим декором и скульптурой, при­обрел свой специфический художественный образ. Брахманские жре­цы трактуют его как символ Вселенной, уподобленный священной го­ре— обиталищу всех богов. «Вертикальные оси прасады (объем свя­тилища) ведут от высшей точки — вершины шпиля к ее центру гарбхаг­риха (внутреннее помещение святилища), невидимые ни снаружи ни внутри они образуют столб, подобный полому тростнику. Этот столб и есть прасада — воплощение Вселенной»1. Место святилища, где на­ходится изображение идола или его эмблема в форме лингама, срав­нивается с центром Космоса или с центром Земли. Прасада (т. е. сам храм, где помещается идол) в представлении жрецов является «мес­том и символом манифестации и реинтеграции, обращенной в них средствами архитектуры»2.

Архитектурные формы пирамидально-ярусной композиции виманы памятников VIII в., не утратившие еще преемственных связей с подоб­ными сооружениями вихары м многоэтажными жилыми зданиями, не соответствуют символическому толкованию жрецами святилища.

Однако характерная особенность индийской религии, проявляю­щаяся в форме пантеизма — многобожия, нашла свое отражение в архитектурной композиции шикхары и виманы. Вимана мыслилась мес­том обитания не одного, а многих богов или их перевоплощений (так.

‘ Kpamrisch S., The Hindu Temple vol. 1, p. 175. ; Там же.

Например, бог Шива является в образах Натараджана, Махадео и др.), и каждому из них отводилось свое место. В ранних храмах эта идея отразилась в композиции, состоящей из нескольких святилищ, сгруп­пированных вокруг главного. В некоторых храмах имеются многочис­ленные ниши, альковы, алтари, миниатюрные модели храмов, идущие по уступам шикхары, предназначенные для второстепенных божков и святых. Храм решался как место обитания богов с обеспечением для каждого из них «индивидуального домика».

Новый этап храмового строительства в Декане ознаменовали мо­нументальные храмы, возникшие на рубеже VII—VIII вв. на террито­рии государств династий Паллавов, Чалукиев (позднее, в VIII в. Рашт — ракутоз).

Во времена расцвета Паллавское государство охватывало террито­рию исконного царства — Тондаимандалам, а также большую часть территории бывшей империи Андхра, простираясь вдоль Коромандель­ского побережья на юге до реки Кавери, на севере до реки Кришна, включая на западе район Беллари. Правители Паллавского государства поддерживали торговые связи со многими странами. Эти связи стали особенно интенсивно развиваться начиная с VII в. В это время был за­ложен новый город Мамаллапурам. В 736 г. паллавские правители на­правили дипломатическую миссию в Японию, возглавляемую Бодхисе — ном, впервые установив более официальные отношения между Индией и Японией. Основу хозяйства Паллавского государства составляло зем­леделие. Большое внимание уделялось гидротехническим сооружени­ям. В VI—VII вв. были созданы большое искусственное озеро около реки Палар и канал, соединивший столицу с городом Мамаллапурам.

Эру монументального строительства в каменной кладке на Край­нем Юге Индии открыл Прибрежный храм в Мамаллапураме, постро­енный в начале VII в.

Вслед за Прибрежным храмом около 700 г. в столице Паллавского государства в Канчипураме был сооружен храм Кайласанатха. Еще ке было закончено строительство этого храма, как уже началось в 725 г. строительство в этом же городе другого храма Вайкунтха Перумала и одновременно с ними было построено еще четыре храма в других городах.

После этого вскоре Паллавы потерпели серьезное поражение в войне с соседним Чалукийским государством, закончившееся захватом его столицы. Последовавший за этим упадок Паллавского государства, естественно, отразился на монументальном строительстве, которое ог­раничивалось с тех пор на его территории небольшими храмами лич­ного пользования, похожими на часовни. Храмы представляли лишь объем святилища, завершенный высокой шикхарой и примыкающим к нему портиком с плоской крышей.

1 РАТХА ДОАУПАДИ

2 ЗДГЧА А rн А

3 РАТХА 5ХИМА *

4 РАТХА ДХАРМАРАДЖА

3 РАТХА и АК V’ А — С АХ ДДЕЗА

6 РАТХА ГАНЕlUА

7 MAHTAilA-l ЗАРАХА

Й БАОЕЛоЁф ГйнГАВАТДРАМ 9 ИДНТАПАМ ПАИЧАПАНДЕВА ЮГЧАЦТАПАМ ГРИШИНА

11 ГПАНТДПАМ РАМАНУДЖД

12 МАНТАПАМ МАХИШАМАРДАНИ’

М0И0Л"ИТНЬ1Е ХРАМЫ —

-DATXl/t

Мамаллапурам. Место расположения памятников

Лучшие строители, скульпторы и художники были в это время пе­реброшены в Северный Декан. В 740 г. в Паттадакале, столице Чалу — киев, был воздвигнут в честь победы над исконными врагами — пред­ставителями Паллавской династии — храм Вирупакша, подобный храму Кайласа в Канчи. А вскоре за ним при Раштракутах в 755 г. было закон­чено монолитное сооружение храма Кайласанатха в Эллоре, повторив­шее и увековечившее в скале композицию храма Кайласа в Канчи.

На всех этих памятниках прослеживается развитие храмового комплекса южного типа. В его композицию входят следующие соору­жения: главный объем святилища в форме куба, завершенного шикха — рой, зал для молящихся — мантапам, священный бассейн для омовения, отдельно стоящие колонны-светильники, жертвенник, стены замкнутый прямоугольный двор с надвратной башней — гопурам над входом.

Прибрежный храм в Мамаллапураме, посвященный богу Шиве (в древности храм назывался Яласаяна),— первое известное сооружение на Юге, сложенное из тесаного камня. Он целиком построен из гра­нитных блоков, причем завершающие оба святилища башни-шикхары тоже монолитные и как бы иллюстрируют переходную стадию от мо­нолитных сооружений ратх к постройкам, сложенным из камня. Моно литная шикхара уложена по каменным плитам, опиравшимся, судя по отверстиям в стенах, на деревянные балки.

Прибрежный храм является также первым известным храмовым комплексом. Его необычная композиция, возможно, была вызвана по­становкой храма на самом берегу Бенгальского залива. По всей веро­ятности, это было сделано с целью предупредить мореплавателей о приближении к вновь построенному портовому городу. В настоящее время морские волны подкатываются к самому памятнику, угрожая его затопить. Предполагают, что в момент строительства храма в VII в. море было значительно от него отдалено, и впереди храма со стороны моря находился дворик, на территории которого стояли одиноко воз­вышающиеся теперь на утесе скалы среди моря, два столба-светиль­ника— дваджха стамбха. По уцелевшим остаткам колонн и стен мож­но представить окружавшую второй двор каменную ограду и стояз — шие внутри двора залы для молящихся — мантапам.

В хорошей сохранности находятся два примыкающих друг к другу и несколько смещенных в отношении своей оси святилища. Главное, более крупное из них обращено на восток, а меньшее — на запад. Вокруг главного святилища идет открытый сверху коридор — прадак-

Мамаллапурам. Общий вид Прибрежного храма, VII в. 170

Мамаллапурам. Купольное завершение Прибрежного храма.

Мамаллапурам. Прибрежный храм. Фрагмент карниза и извэякио льва на карнизе

Шинапатха, отгороженный невысокой стеной, похожей на ширму. За­вершающая шикхара в обоих святилищах подобна башенному верху монолитной ратхи Дхармараджа в Мамаллапураме, только выдержана в более стройных пропорциях, создавая острый, как бы пронизызаю — щий небо силуэт. Пилястры наружных стен храма и ограды похожи на те, какие встречаются в ратхах Мамаллапурама. Это тонкие столбики, имитирующие деревянные формы, имеют в основании фигуры вздыб­ленных львов.

Большой интерес представляют обнаруженные остатки водопро­водной системы, включавшейся в общую городскую водопроводную сеть, питавшуюся из канала, соединенного с рекой Палар. В каменной ограде Прибрежного храма были заложены маленькие цистерны, ко­торые в случае необходимости так же, как и бассейн, наполнялись во­дой. Поступление воды регулировалось шлюзами, а избыток — уносил­ся по каскаду вниз в море.

В Мамаллапураме сохранились в полуразрушенном состоянии еще два храма, сооруженные в каменной кладке, возможно, одновремен­но с Прибрежным храмом.

АМАЛЛАПУРАМ — VII be

(МАХАБАЛИПУРАМ)

ДЕТАЛЬ ПАРАПЕТА.

МОНОЛИТНЫЕ ХРАМЫ

РАТХА ДРАУПАДИ

ПЛАН РАТХИ ДХАРМ АРАДЛА

ПЛАН PAT X И ДРАУПАДИ

ПЛАН РАТХИ АРДЖУ НА

РАТХА АРДЖУНА

РАТХА ДХАРМАРАДЖА

ПРОТОТИП ОВЯТИЛИЩА „ВИМАНА" ХРАМ

ИЗОБРАЖЕН НА РЕЛрЕФЕ ГАН ГАБАТАРАМ

МОНОЛИТНЫЕ СООРУЖЕНИИ I И1 IA ЧАЙТЪ

(отделрностояшая) западный -»асад

РАТХА ГАНЕША РАТХА БХЦМА РАТХА БХИМА

СЕВЕРНЫЙ ФАСАД

ПРОТОТИП НАДВРАТНОЙ D ALU НИ TOnvPAM

1М ° ‘ 2 3 4 5 6 ‘МО 5 Ю I3M РАТХА НАКУЛА — САХАДЕВА

-I——— 1— 1— 1— 1—I— »— !— 1- И I М I I [ I…………….. Ill

МАСШТАБ ДЛЯ ФАСАДОВ 1 1 00 МАСШТАБ ДЛЯ ПЛАНОВ 1 200

КАНЧИПУРАМ

ХРАМ КАЙААСАНАТХА

ВИМАН А-СВЯТИЛИЩЕ

ПЛАН

Виман а-святилищ а

ПЛАН ХРАМОВОГО КОМПЛЕКСА

СООРУЖЕНИЯ ХРАМОВОГО КОМПЛЕКСА

1 ВИМАНА

2 МАНТАПАМ

3 ГОПУРАМ

Л ПАВИЛООН СО СТАТУЕЙ СВЯШЕИНОГО Б01КА НАНдИ (ЕСЛИ ХРАМ ПОСВЯЩЕН БОГУ ШИВЕ’,

5 Жертвенник

О АИПА-СТАМБХА-СТОЛБ

СВЕТИЛЬНИК 7 БАССЕЙН ДЛЯ ОМОВЕНИИ



http://xerurg.com/ приватная пирамида Игоря Мазепы..